PRDESIGN.RU Автор Монографии Публикации Наука Медиа Контакты En

Публикации : 2017

«Последние джедаи»: «Звездные войны» как социальная критика

Star Wars: the Last Jedi

Finn, Rey and new character Rose in Star Wars: the Last Jedi © Disney

История «Звездных войн», как недвусмысленно дают понять зрителю в очередном эпизоде саги «Последние джедаи» Райана Джонсона, будет бесконечной. Для ее продолжения владельцы и создатели пойдут на смену любых персонажей и какие угодно сюжетные трансформации.

Внутренней цельности и смысловой завершенности классической трилогии, которую удалось поддержать даже в новой трилогии, наступил конец.

«Последние джедаи» — эпизод, который по-настоящему намечает линии водораздела для всей истории саги. Впервые с момента выхода «Новой надежды» появляется социальная критика, которая незаметно сменила критику идеологии в классической трилогии, существовавшей там, правда, в сказочном и упрощенном виде.

Из «Последних джедаев» мы узнаем нечто новое и возмутительное о политэкономии далекой галактики: одна и та же анонимная галактическая корпорация может одновременно наживаться и производить как Х-винги для повстанцев, так и Тай-файтеры для теперь уже Первого Ордена.

Откровение сродни данному в «Империя наносит ответный удар» Люку Скайуокеру злодеем Дартом Вейдером на Беспине в знаменитой фразе: «Я твой отец».

Разница лишь в том, что прежде такая злая ирония над черно-белой картиной мира «Звездных войн» никогда не артикулировалась так открыто. Да, однажды зрителю приоткрыли эту завесу, когда Торговая Федерация внаглую оккупировала планету Набу и стала активным участником сепаратистского движения против Старой Республики в новой трилогии, но показано было это достаточно невнятно. Впрочем, галактическая Империя времен тоталитаризма темного владыки Сидиуса-Палпатина стерла эти намеки полностью.

В «Последних джедаях» герои оказываются на планете, где развлекаются и отдыхают все богатые и праздные классы галактики. Место, где роскошь и деньги соседствуют с самой жестокой эксплуатацией. Именно здесь, в среде детей-рабов, зарождается новая искра восстания, здесь сеются семена будущего бунта.

Star Wars: the Last Jedi

Star Wars: the Last Jedi © Disney

Здесь возникает четкая линия на то, что новыми героями станут отверженные и изгои вселенной. Другой важный факт для понимания произошедших изменений заключается в том, что никто из союзников сил Сопротивления не пришел к бунтовщикам на помощь, когда войска Первого Ордена разбили и загнали их в ловушку.

Старые повстанцы оказались принципиально не способными решать социальные проблемы галактики.

Старое Сопротивление умирает, его наследием остаются только символы, в которые превращаются принцесса Лея и Люк Скайуокер. Старое Сопротивление — осколки элиты Старой республики и романтики из самых разных миров, идущие же им на смену повстанцы — злые и голодные изгои. Кто такая Рей? Мусорщица с отсталой планеты, родители которой, как мы узнаем из «Последних джедаев», продали ее совсем ребенком за выпивку.

Эта страшная правда бросает прямой вызов благородному происхождению главных героев саги, ведь Люк и Лея — разлученные в младенчестве дети элиты Старой Республики: королевы Падме Амидалы и рыцаря-джедая Энакина Скайуокера, ставшего затем вторым человеком в галактической Империи.

А приемные родители Леи — благородная семья сенатора Бейла Органы. Да и сам Энакин, как намекается в «Призрачной угрозе» был зачат чуть ли не с участием самой Великой Силы.

Речь уже идет не о кризисе Силы или духовных метаниях Люка, добровольно отрекшегося от власти (в качестве Магистра джедаев и элиты Сопротивления и Новой республики) и осознано пожертвовавшего собой (правда с мастерством, недоступным своему учителю Оби-Вану Кеноби на первой Звезде смерти).

Это кризис всей системы: если раньше герои галактики были запросто ею «институализированы», — Энакин Скайуокер из раба стал элитой политической системы Старой Республики и Империи, а его сын, Люк, из фермера превратился в одного из первых лидеров Сопротивления, то для Рей в ней места уже нет.

Сопротивление прекратило существовать в старой форме, Рей более самостоятельна и в выборе стороны Силы, и в выборе своего места в мире «Звездных войн», нежели Энакин, Люк или Лея. Пожалуй, только Хан Соло, как это показано в «Пробуждении силы», попытался ускользнуть и врываться за установленные рамки — правда для этого ему пришлось пожертвовать личным благополучием, статусом, семьей и, наконец, жизнью. И по этой де самой причине Кайл Рен обречен на вечный проигрыш, не потому что остался на темной стороне Силы (хотя для этого ему уже не требуется становится ситхом), а продолжает существовать и действовать в старых паттернах галактической империи Палпатина и Первого Ордена Сноука.

Star Wars: the Last Jedi

Star Wars: the Last Jedi © Disney

Новое восстание будет не политическим, а социальным, на это прямо указывают финальные кадры, хотя вестись оно будет и под старыми символами. Такого не могло произойти ни в Республике, ни в Империи, конфликт между силами «добра» и «зла» в которых носил политический и идеологический характер борьбы за власть.

В этом заключается подлинная новизна «Последних джедаев», настоящий разрыв со старым каноном.

Внутри идеологически безвредной сказки родилось новое опасное социальное содержание. Объект зла, в форме Первого Ордена с «присвоенной» им имперской эстетикой, формально остался, но субъект зла, его первопричина изменились: ею стал трансгалактический капитализм, рабство, бедность и отсутствие надежды.

Центр политического анализа: «Последние джедаи»: «Звездные войны» как социальная критика

Центр политического анализа

15 декабря 2017 г.

Материалы по теме:

Кинополитики

Кинополитики. 13 опытов по герменевтике современного кинематографа
Родькин П. Кинополитики. 13 опытов по герменевтике современного кинематографа. М.: Совпадение, 2018. — 184 с.: ил..

Поделиться:

Друзья

Логосклад.ру

© При использовании материалов сайта соблюдение авторства и гиперссылка — обязательны.
© (2003—2018) Павел Родькин

Отдельные публикации могут содержать материалы не предназначенные для пользователей младше 16 лет.