Публикации : 2016

Либералы и власть

Репин 17 Октября 1905 года

«17 Октября 1905 года». И.Е. Репин, 1907—1911 гг.

Полемика вокруг либерализма и либералов активно ведется в российском обществе на самых разных уровнях. Эти дискуссии не проясняют сути проблемы, на уровне массового сознания либерализм фактически превратился в неопределенный идеологический объект, сущность которого выражается известным оскорбительным мемом, что вносит в эту неопределенность особый местный колорит.

Чтобы понять, куда призывают вести общество либералы, необходимо разобраться, что такое либерализм и кто является его конечным бенефициаром. Тем более что либеральная капиталистическая экономика — повседневная реальность, в которой живет российское общество вне зависимости и часто вопреки политической риторике и результатов зрительских голосований на телевизионных ток-шоу.

Сумерки массового сознания

Либерализм исторически находится в каноническом ряду трех крупнейших идеологий современности: консерватизма (идеологии традиционных социальных элит), либерализма (идеологии частного капитала) и социализма (идеологии работников наемного труда). Проблема заключается в том, что реалистически определить либерализм на уровне современного массового сознания не так уж и просто.

Либерализм сегодня превращен в идеологический и политический бренд, который, как и всякий массовый бренд, давно не соответствует своему материальному продукту и реальной стоимости.

Естественно, в логике брендинга, либерализм наделяется исключительными положительными внешними характеристиками: риторически, либерализм действительно намного привлекательнее всех других идеологий.

Либерализм в массовом восприятии — идеология абсолютного исторического освобождения личности и общества в целом от государства. Этот намеренно идеализированный, оторванный от реальной политэкономической структуры общества, но чрезвычайно яркий и привлекательный образ полностью удовлетворяет базовую потребность человека в свободе.

Государство — общество — человек

Либерализм — социально-экономическая система, построенная и легитимированная на основании цельной парадигмы онтологии власти определенного типа. Вообще, все три идеологии (консерватизм, либерализм, социализм) прежде всего следует рассматривать в рамках перераспределения власти и собственности в структуре общества.

Либерализм перераспределяет власть в пользу частного капитала, что исторически связано с революционными процессами XVIII века.

Идеологически либерализм обосновывает и оформляет претензии на власть, революционность этих претензий заключается в фундаментальном нарушении и сознательном разрушении единства платоновской триады: государство — общество — человек.

Эмансипированные и автономные личности, согласно либеральной доктрине устроения общества, создают плюрализм, структурно воспроизводимый в форме либеральной демократии. Интересно, что практически все авторы литературных антиутопий ХХ века (особенно в «Гимне» Айн Рэнд) исходят из той же предпосылки, что управлять коллективизированным обществом гораздо легче и эффективнее, чем атомизированным.

Под человеком в либеральной идеологии понимается исключительно собственник, что является шагом вперед по сравнению с примитивным национализмом и расизмом. Однако в массовом сознании либерализм становится синонимом «прав человека», под которым понимается каждый человек, что открывает колоссальные возможности для манипуляций.

Старый капитализм не смог полностью устранить государство (чудовище-левиафан Томаса Гоббса), сумев, правда, полностью его дискредитировать. Отвергая государственное насилие как нечто противоестественное и порочное, современное общество безоговорочно принимает корпоративное насилие как новый позитивный субъект подчинения.

От либерализма к неолиберализму

Идеологический либерализм в форме либеральной экономики и либеральной демократии фактически описывается в значениях «конца истории» Фрэнсиса Фукуямы. Это окончательная и всепобеждающая доктрина торжества либеральной миросистемы, впрочем, всегда заявлявшей о своей универсальности.

Однако либерализм претерпел внутреннюю эволюцию, трансформируясь в неолиберализм. За солидным фасадом исторического либерализма XVIII—XIX веков происходит новый этап перераспределения власти и ее отчуждения не только у государства, но и у всего общества в их традиционном понимании.

Неолиберализм устанавливает новый тип отношений, когда частный капитал занимает надобщественную и надгосударственную позицию нового субъекта власти.

Именно неолиберализм соответствует новой структуре современности, которая научно раскрыта в оригинальной социологии Александра Зиновьева в понятиях сверхобщества и сверхвласти.

Существенной новизной неолиберализма является попытка биологического расширения границ власти сверхобщества. Будущее уже объявлено постчеловеческим (что делает тот же Фукуяма в работе «Наше постчеловеческое будущее»), но и этот исторический приговор обществу сдобрен «прогрессорской» риторикой.

Кому выгодно?

Сегодня социальное проектирование и проработка замены и устранения государства (в геополитическом аспекте — национального государства) ведет само так называемое гражданское общество. Оно считает себя властью.

Идеи господствующего класса навязываются массовому сознанию через систему аберраций и социального незнания, позволяющих реальному субъекту власти объявить себя несуществующим.

Такова безотказная технология, которая позволяет неолиберальному сверхобществу распространять свою власть в планетарном масштабе.

В этой системе власти большинству нет исторического места. Это необходимо ясно осознавать обществу, требующему и приближающему скорейший демонтаж государства.

РИА Новости: Либералы и власть

РИА Новости

22 марта 2016 г.

Материалы по теме:

Традиционное государство и гражданское общество имеют общего врага
Неолиберальная альтернатива государству в виде концепции гражданского общества является циничной и двусмысленной попыткой навязать государству отказ от социальных обязательств и ведет к американизации России. Сегодня российскому обществу необходимо быть особенно острожным и критически ответить на предлагаемые и внедряемые суррогаты государства и внешне привлекательные идеологические бренды современного западного общества.

Доктрина шока: от чикагских мальчиков до Черного интернационала
Доктрина шока — технология травматического воздействия на общество, возникающего в результате массовых общественных потрясений, террористических атак и природных катаклизмов, которая изначально была разработана идеологами Чикагской школы экономики для проведения неолиберальных экономических реформ в странах третьего мира.

Как неолиберализм убивает общество (прекариат — скоро в России)
Возникновение на Западе негативного общественного феномена в виде нового социального класса — прекариата, которому посвящено исследование британского социолога Гая Стэндинга («Прекариат — новый опасный класс» М., 2014), заставляет по-новому взглянуть на социальную эволюцию современной России. Из книги Гая Стэндинга можно сделать неутешительный вывод: в России по-прежнему последовательно и неумолимо реализуется неолиберальный проект, единственным препятствием которому остается наследие советской социальной системы, подошедшее к своему исчерпанию.

Liberals and Power

The goals of liberal ideology and policy remain incomprehensible to Russian society, Zinoviev Club member Pavel Rodkin asserts.

Polemics around liberalism and liberals are raging in Russian society on various levels. These discussions do nothing to clarify the essence of the problem. On the public level, liberalism has effectively turned into an uncertain ideological object, the essence of which is summed up by the well-known offensive meme, which adds a special local color to this uncertainty.

To understand where liberals believe society should go, it is important to understand what liberalism is and who its ultimate beneficiary is, especially considering that a liberal capitalist economy is the daily reality in which Russian society lives, regardless and often in spite of political rhetoric or the results of viewers' polls on TV talk shows.

Twilight of mass consciousness

Historically, liberalism lies in the canonical array of three major modern-day ideologies: conservatism (ideology of traditional social elites), liberalism (ideology of private capital) and socialism (ideology of hired labor). The problem is that it is not so easy to define liberalism at the level of modern-day mass consciousness.

Today, liberalism has been converted into an ideological and political brand that, like any mass brand, has long ceased to correspond to its material product and real value.

Naturally, within the logic of branding, liberalism is endowed with exceptionally positive outward characteristics. Rhetorically, liberalism is indeed far more attractive than all other ideologies.

Liberalism in mass perception is an ideology of the absolute historical liberation of the person and society from the state as a whole. This image, purposely idealized and separated from society's real political and economic structure, but at the same time extremely bright and appealing, fully meets the person's fundamental need for freedom.

State, society, individual

Liberalism is a socioeconomic system built and legitimized on an ontological paradigm of a certain type of power. Generally, the three ideologies (conservatism, liberalism and socialism) should be regarded, above all, in the context of the redistribution of power and property in the structure of society.

Liberalism redistributes power in favor of private capital, which is historically related to the revolutionary processes of the 18th century.

Ideologically, liberalism justifies and legitimizes its claims to power. The revolutionary nature of these claims lies in the fundamental violation and deliberate destruction of the unity of Plato's triad: state, society, man.

According to the liberal doctrine of social order, emancipated and independent persons promote pluralism that is structurally reproduced in the form of liberal democracy. It is noteworthy that practically all authors of literary dystopias of the 20th century (especially Ayn Rand in Anthem) act on the same premise, namely that it is far easier and more effective to control a collectivized society than an atomized society.

Liberal ideology defines man solely as a property owner, which is a step forward compared to primitive nationalism and racism. Nevertheless, in mass consciousness, liberalism becomes synonymous to "human rights," referring to each individual, which opens enormous possibilities for manipulation.

Old capitalism was unable to eliminate the state completely (Thomas Hobbes' leviathan monster), succeeding, however, in completely discrediting it. Rejecting state violence as something unnatural and vicious, modern society unquestioningly accepts corporate violence as a new positive subject of subjugation.

From liberalism to neo-liberalism

Ideological liberalism in the form of liberal economy and liberal democracy is aptly described in terms of Francis Fukuyama's "end of history." It is an ultimate and omnipotent doctrine of the triumph of a liberal world order, which, however, has always asserted its universality.

Nevertheless, liberalism has undergone internal evolution, transforming into neo-liberalism. Behind the solid façade of the historical liberalism of the 18th and 19th centuries, a new stage of the redistribution of power is unfolding, including its alienation not only from the state but also from society as a whole in their traditional definitions.

Neo-liberalism establishes a new type of relations, where private capital takes the position of a new subject of power, above society and above the state.

Neo-liberalism corresponds to the new structure of modern-day reality that was spelled out in Alexander Zinoviev's original sociology through the concepts of super-society and superpower.

An essential new feature of neo-liberalism is its attempt at the biological expansion of the limits of super-society's power. The future has already been declared post-human (which Fukuyama also does in his Our Posthuman Future), but this historical death warrant for society is sugarcoated with "progressivist" rhetoric.

Who stands to gain?

At present, social engineering and research into the possibility of replacing and eliminating the state (in its geopolitical aspect, nation state) is conducted by the so-called civil society. It regards itself as a subject of power.

The ideas of the ruling class are imposed on mass consciousness through a system of aberrations and social ignorance, which allows a real subject of power to declare itself nonexistent.

Such is the fail-proof technology that will allow a neo-liberal super-society to spread its power on a planetary scale.

In this system of power, there is no historical place for the majority. A society demanding and working to bring about the elimination of the state as soon as possible should realize this clearly.

Zinoviev Club: Liberals and Power

Поделиться:

Канал в Telegram

Друзья

Логосклад.ру

© При использовании материалов сайта соблюдение авторства и гиперссылка — обязательны.
© (2003—2017) Павел Родькин

English

Отдельные публикации могут содержать материалы не предназначенные для пользователей младше 16 лет.