Тексты : 2016 : Глобализм как новая стадия империализма

В 1916 году вышла в свет ставшая классической работа В.И. Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма». Россия поспешила объявить несостоятельным и как минимум неактуальным марксистко-ленинское интеллектуальное наследие, однако столетний юбилей «Империализма» позволяет по-новому прочитать этот несправедливо забытый текст.

Ленин как ученый чрезвычайно скрупулезен, работа содержит большой объем статистической и фактической информации, который сегодня объективно устарела и не актуальна, как устарела и яростная полемика с Карлом Каутским, однако выводы, которые делает Ленин, не потеряли политической актуальности. Фактически «Империализм» является одним из ключевых исследований для понимания, например, таких явлений как глобализация, транснациональные корпорации (хотя Ленин, оперируя языком своего времени, не использует эти термины) и современный империализм.

Смерть мировому империализму

Смерть мировому империализму. Плакат (Д.С. Моор, 1919 г.)

«Незаметная» мутация капитализма

Образование устраняющих свободную конкуренцию монополий — таков закономерный результат развития капитализма, и одно из его базовых противоречий. Привлекательная витрина конкуренции старого капитализма, которая во времена Маркса казалось законом природы, уже в начале ХХ века была подвергнута Лениным решительной критике.

В эпоху потребления монополизм эффективно скрыт за брендами, обилие и разнообразие которых создает видимость конкуренции. Правда, принадлежат все эти бренды ограниченному числу собственников, потенциальные конкуренты и перспективные разработки которых скупаются уже на уровне стартапов. Все это описывает и Ленин: «Конкуренция превращается в монополию. Получается гигантский прогресс обобществления производства. В частности, обобществляется и процесс технических изобретений и усовершенствований…. Общественные средства производства остаются частной собственностью небольшого числа лиц» (здесь и далее цит. по: Ленин В.И. Империализм, как высшая стадия капитализма. М.: Издательство ЛКИ, 2015. С. 21).

Капиталистические монополии не являются частным случаем разных версий капитализма, как явление монополизм глобален. При этом возвращение к «свободной», «мирной», «честной» конкуренции, как показывает Ленин, невозможно.

Поворотным моментом становления монополизма стала новая роль банковского капитала и его превращение из скромного посредника финансовых операций хозяйствующих субъектов во всесильных монополистов. В поглощении промышленного капитала финансовым, которое сегодня вошло в кульминационную стадию (и фактически превратилось в тормоз развития общества и технического прогресса) нет ничего нового, такое развитие событий было недвусмысленно разложено по полочкам Лениным.

Сложившаяся в результате концентрации производства и капитала финансовая олигархия привела к переходу капитализма на более высокую общественно-экономическую стадию развития, «Для империализма характерен как раз не промышленный, а финансовый капитал» — указывает Ленин (С. 83). Мир давно уже развивается не в рамках старого капитализма, хотя и продолжает эффективно эксплуатировать его позитивные ценности.

Глобализация и финансовый монополизм

Негативные явления глобального капитализма являются его системными свойствами, возмущаться ими — значит элементарно не понимать реальный капитализм. Как отмечает Ленин, «пока капитализм остается капитализмом, избыток капитала обращается не на повышение уровня жизни масс в данной стране, ибо это было бы понижением прибыли капиталистов, а на повышение прибыли путем вывоза капитала за границу, в остальные страны» (С.57).

Неравномерность развития стран создает условия роста империализма наиболее развитых из них. Монополистические союзы капиталистов, картели, синдикаты, тресты, как указывает Ленин, привели к разделу не только внутренних рынков, но и выход на внешний, мировой рынок, актуальной формой которого стали глобальные ТНК и мировые войны.

Финансовый капитал стал оказывать решающее влияние на международные отношения, устанавливая выгодные для себя правила и «правовые нормы». Ленин и здесь актуален: «Эпоха новейшего капитализма показывает нам, что между союзами капиталистов складываются известные отношения не почве экономического раздела мира, а рядом с этим, в связи с этим между политическим союзами, государствами, складываются известные отношения на почве территориального раздела мира, борьбы за колонии, "борьбы за хозяйственную территорию"» (С. 69).

Но капиталистические монополии исторически развивались в рамках национальных государств, что неизбежно привело к еще более фундаментальным трансформациям. Оригинальная социология Александра Зиновьева в этом отношении дает еще более панорамную и глубокую картину социальной эволюции человечества: возник феномен сверхобщества, или, пользуясь определением Ленина, экономической надстройки, вырастающей на основе финансового капитала, его политики и идеологии.

Экономический монополизм не может существовать вне рамок политического и геополитического монополизма, выросшего из политики колониализма, его идеологией стал гегемонизм США над всем миром. Однако вопрос об окончательном разделе мира оказался не решен окончательно, да и не мог быть решен вне динамики борьбы внутри капитала, по крайне мере попытки его окончательного решения в ХХ веке потребовали две мировые войны.

Возможен ли суверенный капитализм?

Выводы Ленина относительно характера и внутренней логики развития глобального капитализма оказались актуальны и сегодня. Впрочем, предупреждения столетний давности современное российское общество старается вычеркнуть из истории, капитализм оказался слишком соблазнителен еще для позднесоветской элиты.

Капиталистический соблазн имел привлекательную и законченную форму: империализм в форме глобального финансового капитализма воспроизводит паразитизм, и возникновение государств-рантье. Создание государства паразитического типа, сырьевого рантье стало главной целью постсоветских государств, взявших за образец государства-раньте западного мира.

Главное противоречие постсоветской России заключается в том, что российский олигархический класс имущих неизбежно переходит, по Ленину, на сторону империализма, и только в этом качестве может быть исторически воспроизведен. Но паразитический образ жизни и зависимость перед глобальным капитализмом делает периферийный империализм (а Россия всегда была периферией западного капитализма) крайне слабым и уязвимым перед государствами-ростовщиками.

Как и всякая монополия, империализм порождает тенденцию к загниванию и застою, на этом Ленин и выводит тезис о загнивании капитализма. Эти тенденции полностью обнаружили себя и в концепции «энергетической сверхдержавы» сытых нулевых.

Российский политический класс продолжает пребывать в иллюзии, что, вернувшись на путь социальной эволюции западного типа (в капитализм), может свободно конкурировать с западным финансовым капиталом на равных. Монопольный характер глобального капитализма, о котором и предупреждал Ленин, остался не понятым и не осознанным российским капитализмом. Суверенный капитализм, идеальный образ которого видится в дореволюционной России в условиях изменившегося мира невозможен, собственно царская Россия обанкротилась по этим же самым причинам.

РИА Новости: Глобализм как новая стадия монополизма

РИА Новости

14 января 2016 г.

Материалы по теме:

Бренды России в условиях глобального империализма
Фактически российская экономика пытается конкурировать с транснациональной моделью капитализма в стадии империализма или сверхобщества методами «рейнской модели» традиционного капитализма. При этом в России все еще верят в экспортные и мало имеющие отношение к реальности идеологемы западной экономики и брендинга, по которым можно честно и на равных конкурировать в глобальном рынке с монопольным транснациональным капитализмом.

Лидерство России, реальное и мнимое
Россия и Запад в ХХ веке развивались на паритетных началах в рамках одной технологической, научной и культурной платформы, а успехи или неудачи носили непостоянный и не абсолютный характер. В материальной и культурной сферах (и уж тем более в потреблении) российская цивилизация, действительно, ничего не может предложить миру такого, чего не было бы у западной. Исключение составляет уникальная социальная организация советского общества нового типа.

Что мешает ответить на вопрос: зачем нам капитализм?
Без возвращения классового сознания ответить на вопрос: зачем нам капитализм — невозможно. Термина «классовое сознание» не следует бояться, потому что играющий с безоружной жертвой капитал воспринимает общество именно в рамках классового сознания.

Globalism as a New Phase of Monopolism

A hundred years after its publication, Vladimir Lenin’s work titled “Imperialism, the Highest Stage of Capitalism” has not lost its significance in Russia, says Pavel Rodkin, a member of the Zinoviev Club.

Vladimir Lenin's work titled "Imperialism, the Highest Stage of Capitalism" was published in 1916. Post-Soviet Russia hastily declared Marxist-Leninist intellectual heritage as invalid, or at the very least obsolete,, but you can find new meaning in this, in my assessment, unfairly forgotten work some 100 years after its publication.

Though Lenin was a highly meticulous researcher, the rich statistical data and factual information provided in this pamphlet have become obsolete, just as his fierce polemics with Karl Kautsky. But the conclusions Lenin makes have not lost their political significance. In fact, "Imperialism" is one of the main works vital for understanding such notions as globalization, transnational corporations (though Lenin did not work with these terms) and modern imperialism.

The imperceptible mutation of capitalism

The development of monopolies, which stifled free competition, was the logical result of the development of capitalism and one of its fundamental inner contradictions. The attractive form of "free competition" that developed in the lifetime of Karl Marx and was considered a "natural law" was sharply criticized by Lenin in the early 20th century.

In an era of consumption, monopolism is effectively protected by brands, the diversity and quantity of which created a semblance of competition. However, these brands are owned by a limited group of right holders whose potential rivals and the rights to their new promising products are bought up at the startup stage. Here is what Lenin wrote on this: "Competition becomes transformed into monopoly. The result is immense progress in the socialization of production. In particular, the process of technical invention and improvement becomes socialized.(…) The social means of production remain the private property of a few." (Hereinafter quoted from V.I. Lenin, Imperialism, the Highest Stage of Capitalism, Resistance Books, Sydney 1999, pp. 40-41).

Capitalist monopolies are not a specific element of different versions of capitalism, for monopolism is a global phenomenon. At the same time, it precludes a return to "free," "peaceful" and "honest" competition, as Lenin wrote.

The turning point in the development of monopolism was the new role of banks and their transformation from their role as a modest intermediary of companies' financial operations into omnipotent monopolists. There is nothing new in the absorption of industrial capital by finance capital, which has recently entered its final stage and has applied the brakes on social development and technological progress, a phenomenon that was predicted and very clearly laid out by Lenin.

Financial oligarchy, which was born out of the concentration of production and capital, advanced capitalism to a higher level of socioeconomic development. "The characteristic feature of imperialism is not industrial but finance capital," Lenin wrote (p. 93). The world has long exceeded the limits of traditional capitalism but continues to effectively exploit its positive values.

Globalization and financial monopolism

The negative elements of global capitalism are its inherent features, and raging over them amounts to failing to understand what real capitalism is. As Lenin wrote in his pamphlet, "As long as capitalism remains what it is, surplus capital will be utilized not for the purpose of raising the standard of living of the masses in a given country, for this would mean a decline in profits for the capitalists, but for the purpose of increasing profits by exporting capital abroad to the backward countries." (pp. 70-71).

The disparity in the development of countries creates conditions for the growth of imperialism in the more advanced ones. The monopoly alliances of capitalists, such as cartels, syndicates and trusts, have led to the division of domestic markets and their advance to the global market, taking the form of global (multinational) corporations and leading us to wars, as Lenin writes.

Finance capital has become a decisive force in international relations, setting the rules and legal norms that suit it best.

Lenin predicted this, too: "The epoch of the latest stage of capitalism shows us that certain relations between capitalist associations grow up, based on the economic division of the world, while parallel to and in connection with it, certain relations grow up between political alliances, between states, on the basis of the territorial division of the world, of the struggle for colonies, of the ‘struggle for spheres of influence'." (p. 81). Capitalist monopolies developed within national states, which ultimately led to even more fundamental changes. Alexander Zinoviev's original sociology provides an even broader and deeper view of humankind's social revolution, which led to the development of a super-society, or as Lenin put it, the non-economic superstructure which grows up on the basis of finance capital, its politics and its ideology. (p. 88)

Economic monopolism cannot exist outside the framework of political and geopolitical monopolism, which is rooted in the policy of colonialism and which has grown into the ideology of global US hegemony. But the division of the world is not yet complete, and it cannot be complete outside the framework of internal capitalist struggle. Attempts to settle this issue resulted in two world wars in the 20th century.

Is the concept of "sovereign" capitalism viable?

Lenin's views on the nature and internal logic of capitalist development have not lost their meaning. However, Russian society preferred not to hear the warnings made a hundred years ago as capitalism was too tempting for the elite of the late Soviet period.

The capitalist temptation was presented in an attractive and finished form: imperialism disguised as global finance capitalism results in the emergence of parasitism in the form of rentier (or usurer) states. The creation of a parasitic state, a state that would sit back and collect its energy rents, was the main objective of the post-Soviet states, which emulated the Western rentier states.

The main inner contradiction of post-Soviet Russia is that the Russian oligarchic propertied class inevitably joins the imperialist camp, as Lenin wrote, and can only reproduce itself as such. But parasitism and dependence on global capitalism make peripheral imperialism extremely vulnerable to usurer states (Russia has always been a peripheral region of Western capitalism.

Like all monopolies imperialism engenders a tendency toward stagnation and decay, which Lenin used to formulate his thesis of the decay of capitalism. This tendency can be exemplified by the "energy superpower" concept of the bountiful 1990s.

The Russian political class continues to entertain the illusion that by resuming the path of Western-type social evolution (capitalism) it would be able to compete with the Western finance capital on equal terms. Russian capitalism has failed to understand the monopoly nature of global capitalism, about which Lenin wrote. "Sovereign" capitalism, which many perceive in pre-revolutionary Russia, is impossible in the current conditions. In fact, tsarist Russia became a bankrupt state for this very reason.

Zinoviev Club: Globalism as a New Phase of Monopolism

Поделиться:

Канал в Telegram




Друзья

Логосклад.ру

© При использовании материалов сайта соблюдение авторства и гиперссылка — обязательны.
© (2003—2017) Павел Родькин

Отдельные публикации могут содержать материалы не предназначенные для пользователей младше 16 лет.

English