Тексты : 2015 : Доктрина шока: от чикагских мальчиков до Черного интернационала

Глобализация потребления сменилась глобализаций войны и глобализаций терроризма, что в свою очередь ознаменовало распространение так называемой доктрины шока. Доктрина шока — технология травматического воздействия на общество, возникающего в результате массовых общественных потрясений, террористических атак и природных катаклизмов, которая изначально была разработана идеологами Чикагской школы экономики для проведения неолиберальных экономических реформ в странах третьего мира.

Объектом шоковой терапии стал весь без исключения мир, что не осознает еще западное общество, испытывающее на себе шок в виде миграционного кризиса и террористических атак. Продолжением деятельности чикагских экономических советников (так называемых «чикагских мальчиков») стал черный террористический интернационал, являющийся инструментом окончательного демонтажа традиционного общества и государства.

Кляйн Н. Доктрина шока

Кляйн Н. Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф. М.: Издательство: Добрая книга, 2009. — 656 с.

Шоковая терапия как универсальная технология уничтожения общества

Доктрине шока посвящено одноименное исследование Наоми Кляйн («Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф». М., 2009), детально описывающее технологии и социально-экономические последствия целой серии шоковых терапий, начатых и испробованных в странах Латинской Америки. Словосочетание «шоковая терапия» печально знакомо и российскому обществу по 1990-м годам, когда она была провозглашена в качестве официальной доктрины курса социально-экономических реформ.

Шоковую терапию можно считать своеобразным прототипом современной гибридной войны: именно в ней сочетание экономических, социальных, идеологических, политических, информационных, полицейских и силовых элементов получило концептуальное обоснование. Технология шока, став универсальной и глобальной, перестала быть локальной и избирательной, «вашингтонский консенсус» окончательно оформил эту глобализацию.

Сегодня фактически не осталось ни одного общества, которое не испытало бы на себе шоковую терапию, и не столкнулось бы с ее результатами. Следствием терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке стало не только вторжение США в Ирак и Афганистан, но и системное проведение антисоциальных реформ, ослаблению госсектора и разгул корпоратократии и «корпоративной модернизации» общества.

Главным результатом применения доктрины шока является слом, насильственная трансформация традиционного общества и государства, промежуточной стадией которой становится капитализм катастроф. Как отмечает Кляйн, «страны, как и отдельные люди, от сильного удара шока не "перезагружаются", возвращаясь к нулевой точке, но просто ломаются и продолжают разрушение».

В этом отношении крайне наивны ожидания того, что после чудовищных терактов во Франции Европа «поднимется» или изменит отношение к России. Европейское общество трансформировано настолько, что не в состоянии оказать никакого сопротивления шоку.

Социально-экономический базис доктрины шока

Идеологически, политически и экономически чикагская школа возникла в качестве ответа кейнсианству с его концепцией регулирования рынка и управляемого капитализма. Идеологическими вдохновителями и покровителями чикагской школы являются Милтон Фридман и Фридрих Хайек, которые предельно ясно сформулировали социально-экономический идеал нового общества в качестве свободного рынка. Но для этого должны быть уничтожены его враги.

Все следы кейнсианского наследия подлежали бескомпромиссному стиранию из мировой экономики. Но пока существовала альтернативная и конкурентная социальная модель советского общества, либеральный капитализм вынужден был поддерживать достаточно высокий уровень жизни на Западе.

Вне зависимости от особенностей политических режимов, геополитических противоречий и конфликтов национальных государств, практически во всех странах мира происходит свертывание прямых или косвенных достижений социальных революций начала ХХ века. Данный процесс по сути и является содержанием современной глобализации.

Шоковая терапия в Европе проводится с целью осуществления окончательного демонтажа так называемого общества всеобщего благосостояния и специфического евросоциализма. Тектонические изменения происходят сегодня уже в «благополучном Западе», в «золотом миллиарде».

Эти изменение не сводятся к простому возвращению в старый капитализм и империализм. Социальная контрреволюция устанавливает новый, по своей сути постчеловеческий тип отношений. На историческую сцену выходит новый субъект власти, который Александром Зиновьевым описан в терминах сверхобщества и сверхвласти.

Сочетание антисоциальных реформ, проводимых глобальным капитализмом с самыми страшными и бесчеловечными формами террора, устраиваемыми черным интернационалом, вводит мир в регрессивное состояние полной атрофии. Так достигается абсолютная покорность перед готовящимся шоком будущего, в терминологии другого теоретика изменений будущего Элвина Тофлера.

Конвульсии общества потребления

Доктрина шока меняет формы и средства, но неизменным остается ее главный принцип: дезориентировать жертву и лишить ее способности противостоять социальному удушению. Правда, анестезия потребления, накопленная в организме западного общества и доставшаяся другим незападным странам, продолжает еще действовать.

Одной из реакций современного глобализированного общества потребления является игнорирование и отрицание происходящих изменений. Это проявляется и в России, когда состояние нарастающего хаоса продолжает восприниматься как временное недоразумение.

Общество хочет продолжать потреблять и развлекаться. Призыв пить шампанское и веселиться в качестве «достойного» ответа терроризму («Идите на… Пьем шампанское!») в карикатурах печально известной Charlie Hebdo полностью соответствует уровню понимания происходящих процессов европейцами.

Современный глобальный потребитель — существо инфантильное и истеричное, абсолютно манипулиремое и открытое доктрине шока. Проблема заключается в том, что и потребление, и человек-потребитель функционально больше не нужны наступающей миросистеме, гротескные намеки на которую дают литературные и кино утопии.

Шок проникает во все «защищенные» ранее сферы жизни, он возрастает, но пережить его в рамках потребления и либерального капитализма невозможно. Впрочем, любое революционное переосмысление действительности уже само по себе является новым шоком.

РИА Новости: Доктрина шока: от чикагских мальчиков до Черного интернационала

РИА Новости

26 ноября 2015 г.

Материалы по теме:

Традиционное государство и гражданское общество имеют общего врага
Неолиберальная альтернатива государству в виде концепции гражданского общества является циничной и двусмысленной попыткой навязать государству отказ от социальных обязательств и ведет к американизации России.

В какую войну вступает мир
Закончилась не только эпоха общества «всеобщего благосостояния» в виде «евросоциализма». Перезагрузке подлежит и само европейское общество, его культурные коды и историческая память. Пресловутый «закат Европы» — это в первую очередь демонтаж общества, а не пересмотр границ или передел рынков.

Идеология терроризма и современное общество
Круглый стол на тему: «Идеология терроризма: что общество может противопоставить идеям ИГ?» (видео и тезисы выступления).

The Shock Doctrine: From Chicago Boys to Black International

No country in the world has escaped the shock therapy of global neoliberalism, writes Pavel Rodkin, a member of the Zinoviev Club

The shock doctrine is a technique of a traumatic influence on society that results from social quakes, terrorist attacks and natural disasters. It was conceived at the Chicago school of economics for implementing neoliberal economic reforms in developing countries. Shock therapy has been applied throughout the world, including in the West, which is now suffering from the combined shock of the migration crisis and terrorist attacks. The activities of the Chicago economic advisers, the so-called Chicago boys, have resulted in the development of the "Black" Terrorist International as an instrument of final destruction of the traditional state and society.

Shock therapy as a universal technology of social destruction

The shock doctrine is a theory explained in a book by Canadian author Naomi Klein (The Shock Doctrine: The Rise of Disaster Capitalism, Moscow 2009). It provides a detailed description of the technology and the socioeconomic consequences of a series of shock therapies applied in Latin American countries. The term "shock therapy" is sadly familiar for Russia of the 1990s, when it was declared the official policy of socioeconomic reform.

Shock therapy can be seen as a prototype of the modern hybrid war and is a concept based on a combination of economic, social, ideological, political, information, police and military methods. The technology of shock has moved from the local and selective level to the global level, and the Washington Consensus has formalized this globalization.

No country has managed to escape shock therapy and is consequences. The September 11, 2001 terrorist attacks in New York have led not just to US intervention in Iraq and Afghanistan, but also to anti-social reforms, the weakening of the public sector, the rule of corporatocracy, and the "corporate modernization" of society.

The main outcome of the shock doctrine is the destruction and forceful transformation of the traditional state and society, with disaster capitalism as a transitional period. Klein writes, "Countries, like people, don't reboot to zero with a good shock; they just break and keep on breaking."

In this respect, it would be naive to expect that Europe will reboot following the horrible terrorist attacks in France or that it will change its attitude to Russia. European society has changed to the degree where it is no longer able to resist the shock.

The socioeconomic basis of the shock doctrine

Ideologically, politically and economically, the Chicago School developed as an answer to Keynesianism and its concept of market regulation and managed capitalism. The ideological masterminds and sponsors of the Chicago School were Milton Friedman and Friedrich von Hayek, who set the free market as the socioeconomic ideal of the new society. But attaining this objective called for destroying its adversaries.

According to their theories, Keynesianism was to be erased from the global economy. But as long as the Soviet Union existed as an alternative and competitive social model, liberal capitalism had to maintain sufficiently high standards of life in the West.

Regardless of differences in their political regimes, geopolitical contradictions and conflicts between ethnic states, nearly all countries around the world are curtailing the direct and indirect achievements of the social revolutions of the early 20th century. In fact, this process is the core element of modern globalization.

Europe has been subjected to shock therapy in order to finally dismantle the so-called welfare society and Eurosocialism. Tectonic shifts are already underway in the trouble-free West and the "golden billion" countries.

These changes are not limited to a simple return to the times of old capitalism and imperialism. The ongoing social counter-revolution is being waged to create a new, post-human kind of relations. A new subject of power is moving to the forefront of history, one which Alexander Zinoviev described as super-society and super power.

A combination of antisocial reforms, which global capitalism is implementing, accompanied by the most inhuman terrorist attacks staged by the Black International, is plunging the world into a regressive state of total atrophy. This is how absolute obedience to future change is ensured, according to Alvin Toffler.

Convulsions of the consumer society

The shock doctrine can use different forms and methods, but its core principle has remained invariable: to disorient the victim so as to disable it against the upcoming social suffocation. So far, Western and other societies are still living under the anesthetic effect of consumption.

One reaction of the modern globalized consumer society is disregard of the ongoing change. This is also happening in Russia, where the growing chaos is seen as nothing but a passing unpleasantness.

Society wants to continue to consume and to enjoy itself. France's satirical Charlie Hebdo magazine responded to the Paris attacks with a defiant cartoon of a bullet-riddled man sipping bubbly. The caption says, "They have weapons. F-k them. We have champagne!" This is an accurate portrayal of the European understanding of the current tragic developments.

The modern global consumer is infantile, hysterical, easily manipulated and open to the shock doctrine. The trouble is that the new world order, which has been depicted in a grotesque form by literary and cinematic utopias, no longer needs consumption and consumers.

Shock is spreading throughout the spheres of life that used to be safely protected, and it will be impossible to survive it within the framework of consumption and liberal capitalism. But then, any revolutionary reassessment of reality is a shock.

Zinoviev Club: The Shock Doctrine: From Chicago Boys to Black International




Друзья

Логосклад.ру

© Любое использование материалов без согласия автора не допускается.
При использовании материалов сайта соблюдение авторства и ссылка на prdesign.ru — обязательны.
© (2003—2017) Павел Родькин

English