Тексты : 2015 : Историческая задача России и условие ее сохранения в истории — возврат на путь прогресса

«Белая» Россия, корона, монархия, престол… За романтическим фасадом этих слов скрываются не самые приятные смыслы — антисоветское, антисоциальное, погибающее общество. Общество социальной деградации: деиндустриализированная — приватизированная — дебилизированная сборная удельных княжеств. Почему этот путь не для нас, выясняем с политологом, членом Зиновьевского клуба Павлом Родькиным.

Белая Россия Исход

Дмитрий Белюкин. Белая Россия. Исход. (1992—1994 гг.)

«СП»: — В последнее время в России стали усиливаться идеи монархического ренессанса, на ваш взгляд, это хорошо, что нас пытаются вернуть к истокам или нет? Какие реальные причины и последствия таит в себе этот процесс?

— Попытки возвращения монархии следует рассматривать в контексте социальной контрреволюции, если назвать вещи своими именами, и последующего за ней процесса социальной деградации. Колоссальный «откат» назад вызвал к жизни множество самых разных регрессивных и гротескных, для достигнутого советским обществом и отринутого постсоветским уровня развития, явлений.

Инфантилизм, как характерная болезнь русского общества, элементарное непонимание того, что монархия (безотносительно к существующим наследникам династии Романовых) может быть воспроизведена только в рамках структурной реорганизации общества. Для большинства сторонников и сочувствующих монархической идее, монархия является абсолютно виртуальным явлением, принимаемым в качестве упрощенной и идеализированной формы, которая привлекает своим внешнем блеском. Монархия не воспринимается как реальная власть и собственность.

В эту ловушку общество уже попадало в 1990-е в попытке интегрироваться в западный мир. Столкнувшись с реальным Западом, многие пытаются вернуться в точно также идеальный образ «России, которую мы потеряли», безусловно, более привлекательный и патриотичный для глобального неолиберализма. Ничем хорошим для большинства такое непонимание закончится не может.

«СП»: — А почему потомки Романовых именно сейчас активизировались? Чего они добиваются?

— Потомки династии Романовых пытаются получить надобщественный и надгосударственный статус, что выведет их из положения элитных маргиналов, кем фактически они являются на Западе. В этом состоит еще одна сторона трагедии этой династии. Легитимироваться они могут только в России и за счет России.

К сожалению, Романовы решают исключительно проблемы собственной субъектности, говоря только о себе. Ведь никаких положительных проектных идей они до сих пор не выдвигали. Такая позиция вряд ли прибавит им популярности в обществе.

«СП»: — Много ли в нашей стране сторонников монархии, вряд ли это представители рабочего класса?

— Сторонников монархии в России можно условно разделить на несколько групп (хотя ими не исчерпывается) и настроений:

  • Верующие, для которых образ самодержца имеет религиозный смысл, и к этому необходимо относится уважительно. Впрочем, эта группа в целом не склонна «конвертировать» этот догмат в реальную социальную организацию;
  • Представители политического класса и бизнеса, которые хотят каким-то образом закрепить и легитимировать свой «сословный» статус;
  • Городская интеллигенция и ее модификации наподобие креативного класса, которые таким образом реализуют идею собственного превосходства и для которых монархия является еще одной формой игры в «высшее общество».

В целом, идея монархии не является популярной, так как не несет для общества практического смысла, большинство в таком случае как минимум ждет статусное и ритуальное «понижение» и унижение.

«СП»: — Вам известна позиция государства по поводу этих процессов?

— Преувеличивать реальную приверженность идеям монархии в политической элите, как потенциально конкурентного субъекта, не следует. Признание надобщественного статуса тех же Романовых является потенциальной угрозой власти.

Реверансы по отношению к монархии вызваны тем, что монархия символизирует государственный консерватизм, противопоставляемый сегодня западному постмодерну, а у российского политического класса существует соблазн «примерить на себя» сословный статус. Кроме того, такое заигрывание связано с десоветизацией; советский период можно противопоставить только дореволюционному, идеализировать современность не так уж и просто.

«СП»: — В данном контексте монархия и антисоветизм — слова синонимы? Возможно ли успешное формирование красно-белого проекта развития России, объединяющего обе стороны?

— Монархизм действительно можно считать синонимом антисоветизма, кроме того, он представляет собой «альтернативный» вариант суверенного капитализма. Собственно, западная пропаганда времен холодной войны играла на этом одинаково эффективно.

Уникальной особенностью российской цивилизации является сочетания и интеграция формально не сочетаемых элементов, в этом смысле ее можно назвать русско-советско-российской. Российское общество признало убийство царской семьи преступлением, современные «красные» отказались от религиозной нетерпимости и обязательного атеизма. Проблема заключается, что к этому не готовы «белые», в отличие от советского человека и общества не прошедшие развития и внутренней эволюции.

«СП»: — Как вы прокомментируете информацию о том, что многие лидеры сопротивления в Новороссии и поддерживающие их в России силы прямо или косвенно связанны с представителями белой эмиграции, которые, так или иначе, связанны с разведками и финансово-экономическими кругами ряда зарубежных стран, которые в свою очередь прямо или косвенно выступают против России?

— В Новороссии «сосуществуют» два проекта — белый и красный. Сегодня там оформляются тенденции к реализации опциального проекта близкого к советскому. Потенциально обе силы могут столкнуться, к тому же Запад скорее поддержит «белую» Новороссию, чем позволит существовать альтернативным капитализму социальным проектам. Следует понимать, что «белый» проект для постсоветского пространства — нежизнеспособен, и обречен на поражение.

«СП»: — Говорят, элитные круги белогвардейцев пропитаны фашистской эстетикой… Что вам известно по этому поводу?

— Пресловутые белогвардейцы — исторически отживший тип. Это пустая оболочка, которая сегодня может быть наполнена любым содержанием. Во многом это напоминает современное «казачество», оторванное от реальной службы и превращающееся в таком качестве в «ряженных». Белая армия так и не стала народной армией, поэтому ее идеологические наследники и пытаются примерять квазиэлитарную эстетику.

«СП»: — Несмотря на многочисленные попытки, десоветизация российского общества дала прямо противоположный эффект — общество стало просыпаться, понимая, что чем больше мы погружаемся в капиталистический тупик, тем отчетливее становится ясно, что социализм — единственный шанс для России и других вариантов просто не существует…

— Десоветизация приводит к обратному эффекту, и это несмотря на гигантские информационные и пропагандистские ресурсы, которые задействованы в ее реализации. Произошло это потому, что общество столкнулось и продолжает сталкиваться с реальными последствиями неолиберальной экономической и социальной системой в повседневной жизни.

Советское общество не было идеальным и было бы жульничеством утверждать обратное, но оно было системой более высокой социальной организации, опередившей в процессе социальной эволюции человечества западный капитализм. Вернуться на путь социального прогресса — наша историческая задача, являющаяся единственным условием сохранения в истории. Как совершенно верно отметил Александр Зиновьев, — можно уничтожить общество, но нельзя уничтожить законы, по которым оно развивается.

«СП»: — Когда начнется «красный разворот» России, возможны ли изменения эволюционным путем?

— «Красный разворот» произойдет только под воздействием внешних объективных причин, не оставляющих иного выхода ни обществу, ни политическому классу. Система российского либерального капитализма, которая имеет все признаки колониального капитализма, в современных условиях, близких к определению Третьей мировой войны, не может обеспечить мобилизацию.

До последнего будут реализовываться попытки удержать гибридную систему. Однако вследствие все того же внешнего давления (революции «извне»), власть придет к необходимости революционных изменений «сверху» и «изнутри». Собственно стабильность и обороноспособность страны держится на фундаменте и наследии советского общества.

Выходом из сложившегося тупика неолиберального капитализма является социальная регенерация общества. В 2014 году Россия получила исторический шанс осуществить этот шаг, который не будет простым и гладким, но который необходим для выживания общества. На этом фоне попытки вернуть в общественную повестку идею возвращения монархии являются не актуальными и вредными.

Свободная Пресса: «Красный разворот»

Свободная пресса

12 сентября 2015 г.

Материалы по теме:

Чем опасен проект «Романовы» для современной России
Предоставление Романовым особого, надобщественного статуса, как того хотят они сами и российские любители монархии, может иметь деморализующие для общества последствия. Государству следует твердо обозначить свою позицию, и призвать Романовых быть гражданами и только гражданами. Иного «входного билета» в российское общество и социально-политическую действительность для современных Романовых быть не должно.

Почему десоветизация дала обратный эффект
Фактический провал открытой десоветизации общества в России заключался не в том, что СССР и советский коммунизм был недостаточно плох или слишком хорош, а в том, что общество не увидело достойной альтернативы советской социальной организации. До 2017 года России вновь предстоит вернуться к историческому выбору, который после гибели русского коммунизма представлялся окончательным, а беспрецедентные социальные и гуманитарные достижения советского общества казались потерянными навсегда. Этот выбор придется сделать не только власти, но и всему обществу.

Поделиться:

Канал в Telegram




Друзья

Логосклад.ру

© При использовании материалов сайта соблюдение авторства и гиперссылка — обязательны.
© (2003—2017) Павел Родькин

Отдельные публикации могут содержать материалы не предназначенные для пользователей младше 16 лет.

English