Тексты  2015  Почему десоветизация дала обратный эффект

В новых условиях, сложившихся после 2014 года, России вновь предстоит вернуться к историческому выбору, который после гибели русского коммунизма представлялся окончательным, а беспрецедентные социальные и гуманитарные достижения советского общества казались потерянными навсегда. Этот выбор придется сделать не только власти, но и всему обществу.

В 2000 году Александр Зиновьев, исследуя феномен Владимира Путина, отмечал: «Уже сейчас можно констатировать, что путинская власть выражает усиление тенденции постсоветской системы власти России к советскому образцу. И это не просто субъективное желание ее руководителей. Дело тут в том, что в современных условиях и в силу объективных социальных законов организации власти сильная государственная власть, способная справиться с нынешними российскими проблемами, может быть лишь властью такого типа, какая сложилась в советское время в России, причем сложилась независимо от лозунгов марксистского коммунизма и даже вопреки им…». Однако, как предупреждал Зиновьев, «такая тенденция к советизации вовсе не означает ослабление западнизации».

Или смерть капиталу, или смерть под пятой капитала

«Или смерть капиталу, или смерть под пятой капитала» (В.Дени, 1919 г.)

Как Россия не стала 51-м штатом Америки

Перестроечные и реформаторские настроения конца 80-х и начала 90-х годов были связаны с мечтой стать частью Запада, чего ожидала не только позднесоветская и постсоветская элиты, но и общество. «Сближение с Западом» и «возвращение в семью цивилизованных народов» было встречено настолько некритично и восторженно, что десоветизация стала частью государственной политики.

Общество заболело массовым «горбачевизмом», как хлестко и нелицеприятно назвал эту тенденцию Александр Зиновьев. Те же настроения процветают сегодня на Украине, только не нужно смеяться над украинцами, искренне верящими в евроинтеграцию или в то, что США будут воевать за их интересы, потому что это и есть мы сами в девяностые.

В то время Западу для окончательного решения русского вопроса необходимо было сделать только одно: пустить постсоветскую элиту «за один стол» и сделать, пусть даже формально и ритуально, равными себе. Не будет преувеличением сказать, что при подобном развитии событий все национальные интересы были бы немедленно и безоговорочно сданы, Россия, действительно, была готова стать 51-м штатом Америки. К счастью, такой сценарий был принципиально нереализуем вследствие специфического цивилизационного устройства самого Запада. Постсоветская элита рассматривалась так же, как туземные вожди покоренных народов в эпоху колониализма, и в другом качестве она не могла быть воспринята, хотя для отказа от исторической субъектности со стороны России хватило и «похлопывания по плечу».

«Конец истории», провозглашенный Френсисом Фукуямой, казалось, стал политической реальностью. Впрочем, несмотря на все произошедшие изменения в российской политике и обществе, заставившие говорить о возрождении России, социальной реальностью «конец истории» продолжает оставаться и сегодня; альтернативная западнистской ветвь социальной эволюции продолжает существовать только в виде все менее ясного воспоминания.

Почему провалилась десоветизация

Когда восторженные настроения от «свободы», «демократии» и «потребления» улетучились, уступив место реальности капитализма, а общество оказалось лишенным всех социальных достижений советского общества, «тоталитарный совок» стал вспоминаться с ностальгией.

Идеализация прошлого в современном российском обществе стала своеобразной психической защитной реакцией, ведь упрощение социальной реальности, не важно, применительно к прошлому, настоящему или будущему, является источником надежды и оптимизма.

В чем заключаются причины произошедшей переоценки? Ведь советское общество нельзя назвать идеальным и было бы жульничеством утверждать, что все лучшее принадлежит только прошлому.

В конце концов, СССР не смог справится с системным кризисом конца 70-х и 80-х, являвшегося, как указывал Зиновьев, неотъемлемой и повторяемой частью всех сложных социальных систем, включая капитализм и коммунизм. В этом смысле и предательство правящей верхушки является даже не причиной, а следствием данного кризиса.

Фактический провал открытой десоветизации общества в России заключался не в том, что СССР и советский коммунизм был недостаточно плох или слишком хорош, а в том, что общество не увидело достойной альтернативы советской социальной организации. Общество в полной мере ощутило, что десоветизация означает демонтаж и общества и государства в интересах западного сверхобщества.

Нельзя не учитывать и еще одно обстоятельство: западное общество с 2000-го года начало стремительно меняться. Речь идет уже не о победе капитализма над коммунизмом, а о становлении качественно нового, по своей сути постчеловеческого миропорядка, в котором российско-советской цивилизации нет места.

Как мы пережили 2013 год и что делать в 2017-м?

Десоветизация российского общества, определявшая политический, культурный, идеологический и пропагандистский мейнстрим девяностых и нулевых годов, привела в тупик социального расслоения, разобщения, пессимизма, ненависти и отсутствия перспектив развития. 2013 год стал высшей кульминационной точкой глубочайшего социального кризиса, хотя и спрятанного за фасадом потребления версии «тучных лет». Угроза детонации киевского евромайдана в России в той атмосфере была более чем реальной.

В 2014 и 2015 году психоз 2011—13 годов спал, что мгновенно разрядило общественную атмосферу и создало предпосылки к социальной консолидации, невиданной да и невозможной в постсоветской России, 70-летие Победы в Великой отечественной войне продемонстрировало это со всей очевидностью. Правда этот процесс является скорее эмоциональным, а не сознательным, и в этом заключается одно из «достижений» десоветизации.

Необходимость отказа от западнизации и социальная реорганизация приближенная к советскому образцу для российского общества обусловлена не претензией на мировое господство, отказ от которого сущностно отличает современную Россию от СССР, а элементарным выживанием. На этом пути обществу нужен был переходный период и время для рефлексии, которые неумолимо заканчиваются.

К социальной проектной деятельности российское государство сможет приступить не раньше 2017 года. Символичность этой даты может пугать или вселять надежду, важна реальная готовность государственной власти и общества к созидательной деятельности в качестве субъекта социальной истории.

РИА Новости: Почему десоветизация дала обратный эффект

РИА Новости

21 мая 2015 г.

#Колонки

Материалы по теме:

История идеологии в современной России: отказ, имитация, обретение
Россия прошла разные стадии отрицания, подмены и имитации идеологии, однако процесс обретения идеологии российским обществом встречает целый ряд проблем ...

Каким будет вклад России в социальный дизайн человечества
Рост нестабильности и хаоса в мире, агрессивные действия Запада против России, маячащий призрак нового экономического кризиса заставляют Россию медленно и мучительно возвращать себе историческую (политическую и экономическую) субъектность. Это не может осуществиться без социальной регенерации, которая является основой конкурентоспособности в современном мире ...

Потребительский кризис: что мы теряем на самом деле
Россия вошла в «цивилизованный мир» на правах потребителя материального и нематериального продукта западного общества. Любое непослушание в рамках системы при этом карается мгновенной изоляцией. От допущенных к потреблению требовалось полное идеологическое и политическое подчинение, которое и было нарушено Россией в 2014 году ...

Поделиться:

Подпишитесь на страницу автора в Фэйсбуке, Твиттере и Вконтакте для участия в общении и комментариях!




Друзья

ФинЭК

Логосклад.ру

© Любое использование материалов без согласия автора не допускается.
При использовании материалов сайта соблюдение авторства и ссылка на prdesign.ru — обязательны.
© (2003—2017) Павел Родькин

English