Тексты  2015  Культурный фронт новой холодной войны

Преодоление идеологического отчуждения культуры от общества и государства требует принципиального переосмысления роли культуры в политических и социальных процессах ХХ века, вновь приобретающих актуальное значение в условиях новой холодной войны между Россией и западным сверхобществом. Принятие «Основ государственной культурной политики» в этом отношении является первым шагом вперед, так как современная российская культура, противопоставленная государству, не способна ответить на исторические вызовы по отношению ко всему обществу.

Дорога таланта... Дорогу талантам! Плакат

Дорога таланта... Дорогу талантам! Плакат (В. Корецкий 1948 г.)

Логические и идеологические основания культурной политики

Вопрос отношения культуры к власти является в России ключевым, его нерешенность продолжает качественно влиять как на собственно культурную, так и на политическую повестку. Но чтобы положительно сформулировать роль и функции культуры в современном обществе, необходимо иметь внятные логические, идеологические и в конечном счете методологические основания проектной деятельности.

Итак. Культуры не существует вне общества, вне его существует, собственно, только природа. Это нужно взять за исходную точку всех дальнейших дискуссий об актуальной культурной политике.

Культура вне общества или культура ради культуры (культура «в себе») бессмысленна. Однако когда речь заходит о реальном культурном процессе возникает множество спекуляций и манипуляций, сформировавших искаженное представление, которое вбивается в массовое сознание.

Уловка обычно заключается в сознательном разделении и противопоставлении общества и государства, а следовательно и культуры по отношению к государству и государственной политике. Само словосочетание «культурная политика» в России до сих пор воспринимается как нечто противоестественное и насильственное; при этом культурная политика государства наделяется однозначно негативным смыслом, а культурная деятельность против государства объявляется чуть ли не обязанностью «думающего меньшинства».

Деятель культуры или даже просто культурный человек, в такой интерпретации, должен быть либо непримиримым оппозиционером, либо «идиотом» в античном понимании этого термина, т.е., человеком, живущим в отрыве от общественной жизни. У «приличного человека» государственная политика обязательно должна вызвать испуг, неприятие, осуждение и отчуждение…

Разумеется, если мы признаем общество условием существования культуры, то должны признать и невозможность отчуждения культуры от общественных институтов в рамках государства. А любое государство, неважно — демократическое или автократическое, формулирует в рамках общественного консенсуса, а иногда и вопреки ему определенную культурную политику, и в этом смысле не существует культуры вне политики.

Таким образом, в «Основах государственной культурной политики» заложены адекватные логические основания самого существования культуры в России и впервые недвусмысленно артикулируется ее социально-политическое значение. Вот как это формулирует документ: «культура» — совокупность формальных и неформальных институтов, явлений и факторов, влияющих на сохранение, производство, трансляцию и распространение духовных ценностей (этических, эстетических, интеллектуальных, гражданских и т. д.); "культурная политика" — действия, осуществляемые органами государственной власти Российской Федерации и общественными институтами, направленные на поддержку, сохранение и развитие всех отраслей культуры, всех видов творческой деятельности граждан России и формирование личности на основе присущей российскому обществу системы ценностей».

Исторический урок: культура и холодная война

Во второй половине ХХ века культура представляла собой отдельный и полноценный фронт холодной войны (1946-1991 гг). Обе противостоящие друг другу на тот момент системы использовали культуру для идеологической конкуренции и распространения собственного влияния на весь мир.

США не могли на равных конкурировать в сфере классической культуры с СССР, что отлично поняли западные политики в начале 1950-х. США потребовалось создать собственную культуру фактически заново, а позднее — и распространить ее на волне глобализации и «западнизации» на Европу, Азию и, в конечном счете, на Россию.

Непосредственную работу западных спецслужб в деле культурной пропаганды детально описывает в своем исследовании «ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны» историк и журналист Френсис Стонор Сондерс. Интересно, что подобный анализ в самой постсоветской России до сих пор идеологически отрицался, и не применялся к сфере культуры.

На самом деле, США и СССР в одинаковой степени использовали культуру в качестве гуманитарного оружия, и было бы идеологическим жульничеством приписывать этот факт только одной из сторон, что, однако, легко делается по отношению к советскому обществу. В конце концов, для СССР холодная война окончилась не только геополитической и социальной, но и культурной катастрофой, когда общество приняло самые худшие и деструктивные образцы западной культуры.

Пришедшая вместе с уничтожением советского общества культура продолжает идеологические деструктивные функции. Демонтаж национальной культуры под видом ее неэффективности, подчинение ее интересам бизнеса (фактически глобального сверхобщества), продолжается, хотя бы потому, что не имеет никаких системных логических и идеологических препятствий.

Культурный фронт новой холодной войны

Современная российская культура выстраивается вокруг полного и принципиального отчуждения или, выражаясь языком авторов не потерявшего актуальность сборника «Вехи» 1909 года, «отщепенства» от государства. Российский деятель культуры в этой установочной базе обязан не признавать самого существования культурного фронта.

Культуре создается своеобразное идеологическое алиби: художник имеет право на любой жест и высказывание, потому что он художник, общество же по той же самой причине не имеет по отношению к нему никаких прав. Культурная деятельность не может быть социально деструктивной, потому что она «культурная»…

Попытки хоть как-то стабилизировать и гармонизировать взаимоотношения культуры и государства встречают буквально истерику, обвинения во вмешательстве государства в культурный процесс. Напомним, что уже обсуждение «Основ государственной культурной политики» сопровождалось информационными кампаниями против документа и его инициаторов, в частности, министра культуры Владимира Мединского.

«Основы государственной культурной политики» ставят точку в спекуляциях на тему возможности культурной политики государства, что в существующих условиях, на самом деле, уже немало. Фактически произошел первый шаг к возвращению культуры как реального политического и идеологического инструмента, в том числе, — и в специфических рамках новой холодной войны, хотя бы на логическом и методологическом уровнях.

РИА Новости: Культурный фронт новой холодной войны

РИА Новости

15 января 2015 г.

#Колонки

Материалы по теме:

Станет ли современное искусство снова диссидентским?
Современное искусство вновь становится инструментом борьбы с государством, возвращая исходные функции времен холодной войны в самой упрощенной, но действенной форме. Тем более, что поляризация по отношению к современному искусству, представленная с обоих сторон самыми одиозными личностями, стремящимися возродить данную механику в максимально выгодной для себя схеме, достигает максимального роста ...

Поделиться:



Друзья

Логосклад.ру

© Любое использование материалов без согласия автора не допускается.
При использовании материалов сайта соблюдение авторства и ссылка на prdesign.ru — обязательны.
© (2003—2016) Павел Родькин

English