Тексты : 2014 : Зачистка государства всеобщего благосостояния

Часть программной статьи Михаила Прохорова «НЭП 2.0», касающаяся самых чувствительных для общества тем новой социальной политики: работы, медицины, образования, — вызвала особый резонанс в обществе. Идеи, высказанные Прохоровым, интересны прежде всего тем, что ретранслируют базовые принципы либерально-капиталистического проекта социальной реорганизации общества, за которыми стоит сформировавшийся глобальный субъект власти. Преградой на пути реализации этого проекта остается социальное государство.

Михаил Прохоров

Михаил Прохоров (фото: © РИА Новости. Рамиль Ситдиков)

Эмиссары глобального сверхобщества

Было бы ошибочно относиться к высказываниям Михаила Прохорова, причем весьма последовательным, как к своеобразному политическому шоу отдельного политика-миллиардера. Упрекать его в аморализме и людоедстве — бессмысленно. Прохоров является выразителем целостной системы взглядов и идеологии западного, ставшего глобальным, сверхобщества (в терминологии Александра Зиновьева) и одним из его идейных «эмиссаров». Глобальное сверхобщество оперирует иным типом морали и ценностей. Основой этой идеологии является власть, основанная на социальном и экономическом неравенстве и разделении людей на низших и высших. Кризис текущего социально-экономического уклада, разрушение сложившегося консенсуса не замечать все сложнее. Поэтому ряд глобальных игроков хотят его форсировать.

Может сложиться впечатление, что статья Прохорова даже на уровне политического языка, является неуместным приветом из 90-х. Это далеко не так. Наоборот, программа Прохорова, опубликованная именно сегодня, является жестким ответом на начавшиеся изменения.

Формулируется дорожная карта на основе старой американской либерально-капиталистической модели социального устройства с ее отношением к труду и человеку, целью которой является сохранение власти капитала через социальную реорганизацию всего человечества.

Первым шагом такой реорганизации является демонтаж общества всеобщего благосостояния, ставшего одной из главных миссий научно-технического прогресса. Прохоров недоволен: «наша социальная политика направлена не столько на создание возможностей для самореализации личности, сколько на поддержание определенного уровня благосостояния всех сразу». Об этом же и тоже публично заявил еще в сентябре 2013 года новый король Нидерландов Виллем Александр: «социального государства ХХ века больше не существует». Вместо него провозглашено «общество активного участия».

Социальная реорганизация человечества

Наивно думать, что речь идет исключительно об эффективном бизнесе, у которого нет обязательств перед обществом и ограничений со стороны государства, но при этом почему-то обеспечивающим эффективность и того и другого. Экономика и бизнес выступают отнюдь не самоцелью, а инструментом социальной реорганизации. При этом усложнение социальной и профессиональной структуры общества (вследствие развития новых технологических укладов) происходит одновременно с упрощением и архаизацией его организации, выраженной в простом, надклассовом делении: «капитал-власть» — «работник-раб», с расчеловечиванием последнего.

Проект общества всеобщего благосостояния, который одновременно реализовывался и в СССР и на Западе под руководством США, в условиях прекращения глобального противостояния двух систем больше не нужен, идеологических функций он не выполняет. Более того, всеобщее благосостояние стало опасным.

Лучше всего об этом написал в романе «1984» Джордж Оруэлл в части посвященной теории и практики олигархического коллективизма: «…общий рост благосостояния угрожает иерархическому обществу гибелью, а в каком-то смысле и есть уже его гибель…. Став всеобщим, богатство перестает порождать различия…. если обеспеченностью и досугом смогут наслаждаться все, то громадная масса людей, отупевших от нищеты, станет грамотной и научится думать самостоятельно; после чего эти люди рано или поздно поймут, что привилегированное меньшинство не выполняет никакой функции, и выбросят его».

СССР был уничтожен Западом, что открыло возможности для социальной контрреволюции, которая в мировом масштабе обернулось настоящей социальной катастрофой. Но принципы советского сверхобщества не были уничтожены полностью, они остались и могут быть реализованы и в современном обществе.

Это особенно беспокоит Прохорова: «государство, беря на себя слишком много ответственности, поддерживает советское отношение общества к образованию и здравоохранению как к "непроизводственной" сфере, как к чему-то, что может быть получено бесплатно, тем самым препятствуя проникновению современных бизнес-подходов». Таким образом, НЭП 2.0 (правильно было бы говорить: рабство 2.0) означает конец общественно-полезного труда и демонтаж социального государства.

Государство убивают под гипнозом

До сих пор функции социального гипноза и одновременно витрины капиталистического общества выполняло потребление, которое продолжает связываться с благосостоянием. Даже несмотря на то, что стало универсальным инструментом отчуждения и возвращения заработной платы и обогащения капитала, в рамках этой замкнутой системы являющегося единственным полноправным субъектом власти. Но расширение потребления имеет свои границы и подходит к той стадии, когда не может функционировать без стимуляции и принуждения.

Магия потребления, работавшая в эпоху холодной войны, испаряется. Новой уловкой, позволяющей срыть реальные механизмы власти, стал так называемый «человеческий капитал». Говорит о нем, разумеется, и Прохоров: современная экономика — это экономика человеческого капитала, в которой человек является «главным активом и главным источником добавленной стоимости».

Здесь следует сделать принципиальное разъяснение. Человеческий капитал воспринимается обществом как нечто положительное: человек есть ценность, но капитал воспринимает его совсем по-другому, в архаическом смысле: количество рабов и качество рабской силы — капитал хозяина.

Человеческий капитал есть высшая форма дегуманизации, и тот же Прохоров пишет об этом вполне откровенно: «система жилищно-коммунального хозяйства, общественный транспорт и питание, правоохранительная деятельность, наука и оборона — это важные отрасли экономики и общественных услуг, но их не нужно смешивать с воспроизводством человека».

Понять это мешает мощный механизм обработки сознания, обслуживающий современную экономику. Ведь самое страшное, что тезисы Прохорова находят поддержку среди российского так называемого креативного класса, одобряющего его программу, как будто она никогда не коснется его самого.

Почему так происходит? Дело в том, что основой сознания креативного класса, разделяющего идеологию либеральных реформ, стала ложная социальная идентичность. Креативный класс считает себя обществом «первого сорта» и ассоциирует свои интересы с интересами капитала, даже оставаясь наемным работником.

Сегодня ложная идентичность является инструментом не только геополитики (что мы видим на Украине и этот вопрос еще нуждается в подробном рассмотрении), но и социальной системы, что происходит в России. Инициативы Прохорова воспринимаются подавляющим большинством как дикие и антисоциальные, но что будет, если они получат информационную и гуманитарную поддержку?

Следует отдавать отчет, что как только ослабеет государство, глобальный либеральный капитализм мгновенно осуществит масштабную, превосходящую по глубине все шоковые реформы 90-х, социальную карательную акцию, план которой составлен и опубликован.

РИА Новости: Зачистка государства всеобщего благосостояния

РИА Новости

22 июля 2014 г.

Материалы по теме:

«Рабство 2.0» — контрэволюция социальной структуры человечества
В новой структуре будут разрушены все различия и дифференциации (создававшие до сих пор относительную независимость отдельных общественных групп) через «аннулирование» их социальных статусов. Объединение классов общества приведёт к установке единственного социального разделения: «капитал-власть» — «работник-раб».

Что мешает ответить на вопрос: зачем нам капитализм?
Без возвращения классового сознания ответить на вопрос: зачем нам капитализм — невозможно. Термина «классовое сознание» не следует бояться, потому что играющий с безоружной жертвой капитал воспринимает общество именно в рамках классового сознания.

Dismantling the Welfare State

Zinoviev Club member Pavel Rodkin analyzes Mikhail Prokhorov’s major new policy article and explains where global capitalism’s local emissaries want to lead Russia.

Mikhail Prokhorov has published a major policy article entitled "NEP 2.0." The third section, which addresses the most sensitive areas of social policy such as employment, healthcare and education, has generated the largest response. What Mr. Prokhorov said is interesting primarily because he is simply repeating the basic principles of the liberal-capitalist social reorganization project promoted by the existing global power broker. The social state is the only obstacle standing in the way of it becoming reality.

Emissaries of the global super-society

It would be wrong to dismiss Mikhail Prokhorov's remarkably consistent statements as a political stunt by an eccentric billionaire politician. It makes no sense to reproach him for immorality or "cannibalism." Prokhorov is an exponent of a coherent system of views and ideological precepts characterizing the Western global super-society (to use Alexander Zinoviev's term) and is one of its ideological "emissaries." The global super-society operates according to a different kind of morality and values that provide a rationale for a system of power based on social and economic inequality and dividing people into upper and lower echelons. It is increasingly difficult to ignore the crisis in the current socioeconomic system and the erosion of the existing consensus, and so a number of global players want to intensify the crisis.

The article, and even the political language it uses, may strike readers as an irrelevant throwback to the 1990s. But this is not the case. Prokhorov chose to publish his program right now as a strong response to these ongoing changes. He draws a roadmap based on the old US liberal capitalist social model, notorious for its attitude to labor and the individual — a model aimed at perpetuating the power of capital through the social reorganization of mankind.

The first step on this road is to dismantle the welfare state, one of the main achievements of scientific and technological progress. Prokhorov is not satisfied: "Our social policy is directed not so much at creating opportunities for personal self-fulfillment as maintaining a certain level of wellbeing for all at once." The new Dutch king, Willem-Alexander, made similar comments in September 2013: "The 20th-century social state is no more." Instead, he proclaimed a "participation society."

The social reorganization of mankind

It would be naïve to think that what is envisioned is merely an efficient private sector that has no obligations to society and is free from government restrictions, and yet still somehow supports both society and the state. The economy and business are not the ends in themselves, but tools of social reorganization. The growing complexity of the social and professional structure of society (resulting from the evolution of new technological systems) goes hand in hand with the simplification of its organization, as expressed in the increasingly archaic, supra-class division of "capital-power" — "worker-slave", which dehumanizes the latter.

The welfare society project implemented simultaneously in the USSR and the US-led West has become obsolete and no longer performs any ideological function now that the global confrontation between the two systems is over. Moreover, general welfare has become a dangerous idea. The best description of this sentiment is found in "The Theory and Practice of Oligarchical Collectivism" from George Orwell's 1984: "…An all-round increase in wealth threatened the destruction — indeed, in some sense was the destruction — of a hierarchical society…. If it once became general, wealth would confer no distinction…. For if leisure and security were enjoyed by all alike, the great mass of human beings who are normally stupefied by poverty would become literate and would learn to think for themselves; and when once they had done this, they would sooner or later realize that the privileged minority had no function, and they would sweep it away."

The USSR was destroyed by the West, opening the gate to a social counter-revolution which proved a veritable social catastrophe for the world. But the principles of the Soviet super-society have not been completely destroyed; they persist and can be implemented even in present-day society. This is what alarms Prokhorov in particular: "By taking upon itself too much responsibility, the state keeps alive the society's Soviet attitude to education and healthcare as a ‘non-productive' sphere, as something that can be received for free, thereby blocking the introduction of modern business approaches." Thus, "NEP 2.0" (more accurately, "Slavery 2.0") means the end of socially useful work and the dismantling of the social state.

The state is being killed under hypnosis

Consumption, which is still associated with prosperity, continues to perform the function of social hypnosis and serves as a showcase of capitalist society, despite the fact that it has become a universal tool of alienation, the return of wages, and the enrichment of capital — capital being the only fully-fledged power broker within that closed system. But the expansion of consumption has its limits and is approaching the stage where it is unable to function without incentivization or coercion.

The magic of consumption, which was effective during the Cold War, is evaporating. A new trick designed to conceal the real mechanisms of power is so-called human capital. Prokhorov doesn't fail to mention it, saying that the modern economy is an economy of human capital, in which people are "the main asset and the main source of added value." At this point I should stop and explain something fundamental. Human capital is perceived by society as positive in the sense that human beings are considered valuable. But capital's view of people is totally different and archaic: the number of slaves and the quality of the slave workforce are what constitutes a master's capital. Human capital is the acme of dehumanization, and Prokhorov makes no bones about it: "Housing and utilities infrastructure, public transit and food provision, law and order, science and defense are important areas of the economy and public services, but they should not be confused with human reproduction."

There is a powerful indoctrination mechanism that serves the interests of the modern economy and prevents people from realizing what is going on. The most frightening thing is that Prokhorov's arguments find support among the so-called creative class, who approve of his program, refusing to believe it could ever backfire on them. Why? The mentality of the creative class, which shares the ideology of liberal reforms, is based on a false social identity. It regards itself as the upper crust of society and associates its interests with those of capital, even despite the fact that it consists of hired workers.

Today false identity is both a geopolitical and social tool. Its geopolitical consequences are in evidence in Ukraine — a topic that requires further detailed study. Its social effects can be observed in Russia. Prokhorov's initiatives are perceived by the overwhelming majority of people as wild and antisocial. But what if they receive information and humanitarian support? We must realize that as soon as the state grows weaker, global liberal capitalism will instantly stage a large-scale, punitive social operation that will exceed in scope the shock reforms of the 1990s. The plan has been drafted and published.

Zinoviev Club: Dismantling the Welfare State

Поделиться:

Канал в Telegram




Друзья

Логосклад.ру

© При использовании материалов сайта соблюдение авторства и гиперссылка — обязательны.
© (2003—2017) Павел Родькин

Отдельные публикации могут содержать материалы не предназначенные для пользователей младше 16 лет.

English