Тексты : 2014 : Работа: о наивном сопротивлении системе и сомнении в социальной реальности

Книга «Работа (Капитализм. Экономика. Сопротивление)» является коллективным сочинением, чем еще сильнее и нагляднее демонстрирует весьма печальное состояние современной антикапиталистической и социальной мысли. Нет теории, нет методологии, нет системного мышления, зато есть горький жизненный опыт. С другой стороны, нет и аппарата восприятия этой критики в обществе.

Главным объектом критики книги является — работа, которая олицетворяет собой и концентрирует современную систему социальной несправедливости и неравенства. «Прежде всего, это книга о работе. Но, одновременно, она нечто большее. Она дополняет диаграмму различных диспозиций и динамик отношений, лежащих в основе экономики, делающей работу необходимой. Книга и диаграмма вместе представляют собой набросок анализа капитализма: что это такое, как он функционирует, как мы можем его уничтожить».1)

Работа

Работа (Капитализм. Экономика. Сопротивление). — CrimethInc. Ex-Workers’ Collective. 2013.

Но сама постановка вопроса авторов «Работы» вызовет у читателя нервную судорогу, прямо с первой страницы. «В любой момент мы все могли бы прекратить платить арендную плату и налоги, остановить выплаты по ипотеке и забыть о счетах за коммунальные услуги. Они не смогут ничего с этим поделать, если мы все одновременно так поступим. В любой момент времени мы все могли бы перестать ходить в школу или на работу. Мы могли бы пойти к ним в офисы или особняки и отказаться уходить и подчиняться их приказам. Мы бы превратили эти здания в социальные центры. В любой момент мы могли бы порвать наши паспорта, сорвать номера госрегистрации с машин, разбить камеры наружного наблюдения, сжечь деньги, выкинуть бумажники и организовать добровольные ассоциации взаимопомощи для производства и справедливого распределения всего, что нам необходимо для жизни».2) Это уж слишком для всякого серьезного человека, ведь «всякая альтернатива рыночным отношениям кажется по–настоящему опасной для жизни».3)

Поэтому авторы вынуждены прибегнуть к необходимым пояснениям: «…критика работы не значит отказ от какого-либо труда, творческих усилий, амбиций или преданности какому-то делу. Также это не значит, что мы требуем, чтобы всё стало весёлым или лёгким. Например, борьба с силами, которые заставляют нас работать — очень тяжкий труд. ... Всё просто: мы все заслуживаем применять свой творческий потенциал так, как считаем нужным, мы заслуживаем того, чтобы быть хозяевами своих судеб. Заставлять людей продавать эти фундаментальные аспекты личности за деньги унизительно и трагично. Мы не обязаны так жить».4) Протест против работы вызван, прежде всего тем, что в большинстве своем труд человека носит общественно бесполезный характер и служит одной лишь функции — обогащению меньшинства.

Впрочем, все попытки переосмыслить действительность и сопротивляться системе (думать и жить иначе) упираются в отсутствие инструментов сопротивления. Общество лишено возможности развития, дезориентировано и разобщено. При этом работа в буквальном смысле забирает у людей жизнь и деформирует личность. Как замечают авторы: «капитализм это не просто способ удовлетворения материальных потребностей. Капитализм — это социальная система, основанная на отчуждении межличностных отношений».5) Экономический результат работы в его общественном эквиваленте также не вызывает оптимизма: «работа не создаёт богатство там, где раньше была нищета. Напротив, пока в результате работы одних людей обогащаются другие, работа создаёт нищету, прямо пропорциональную прибыли».6)

Обман общества потребления, служащий фасадом и одновременно алиби капитализма уже не прельщает, особенно тех кто находится внутри системы (российский читатель «Работы» все прелести капитализма по-настоящему только начинает узнавать). «Капиталистам пришлось совершить благое дело. Вынужденные одарить деньгами и свободным временем тех, кого они эксплуатируют, они изобрели массовое потребление, чтобы деньги и время, в конечном счёте, всё равно вернулись в их карманы».7) Но ложные идентичности, созданные системой, прекрасно работают, а идентичностей не связанных с работой, как отмечают авторы, просто нет в «нормальном» мире: «когда люди определяют сами себя в соответствии со своей ролью в производстве, самоопределение по каким-либо иным критериям — уже само по себе восстание».8)

Что же остается? Ведь, работая, мы сами стали добросовестной частью системы. «Работая, потребляя и оплачивая счета, каждый из нас вносит свой вклад в воспроизводство условий, которые делают необходимыми все эти действия. Капитализм возможен потому, что мы вкладываем в него всё: всю нашу энергию и гениальность мы приносим в жертву рынку, все наши ресурсы оказываются в супермаркетах и на рынках ценных бумаг, а всё наше внимание поглощено СМИ. Если быть совсем точными, мы бы сказали, что капитализм существует, потому что наша ежедневная деятельность и есть капитализм».9) Но существенного выбора — нет. Поэтому протест маргинализирован настолько, что работникам ничего не остается кроме как вредить хозяевам по-мелкому, воровать, саботировать, добиваться небольших послаблений и улучшений труда.

И этот протест слишком локален несмотря на уверения авторов о его сетевом характере. Системе он не опасен. У этого протеста нет серьезной теории, все меньше осмысленной практики, нет и позитивной повестки. «Работа» — это книга о наивном сопротивлении системе. Другого нет. Впрочем, любой протест и любое сомнение в социальной реальности уже заранее считается наивным и невозможным. Поэтому работники сервиса и дальше будут улыбаться ненавистному клиенту, офисный планктон будут заискивать пред начальником идиотом и т.д. Тотальное недоверие, фальшивая лояльность, которую нужно проявлять из страха потерять работу, у авторов «Работы» на этот счет нет никаких иллюзий. Капитализм может быть глобальным (Запад) или суверенным (Россия), но он остается все той же системой эксплуатации.

Тем не менее, даже те простые мысли и сомнения в действительности не бесполезны. «Работа» подтачивает уверенность людей, что все происходящее — нормально, так и должно быть и что их это не касается. Что делать прочитавшему эту книгу? Работать дальше. Позитивных выходов нет и современная антиглобалисткая и антикапиталистическая социальная мысль никаких рецептов не дает.

1) Работа (Капитализм. Экономика. Сопротивление). — 2013. С. 6.
2) Там же. — С. 1.
3) Там же. — С. 97.
4) Там же. — С. 36.
5) Там же. — С. 102.
6) Там же. — С. 25.
7) Там же. — С. 90.
8) Там же. — С. 227.
9) Там же. — С. 29.

30 марта 2014 г.

Материалы по теме:

«Рабство 2.0» — контрэволюция социальной структуры человечества
В новой структуре будут разрушены все различия и дифференциации (создававшие до сих пор относительную независимость отдельных общественных групп) через «аннулирование» их социальных статусов. Объединение классов общества приведёт к установке единственного социального разделения: «капитал-власть» — «работник-раб». Таким образом, осуществится фундаментальный поворот назад, к рабству или, выражаясь современным языком, «рабству 2.0», распространяющемуся на всю планету. Рабами тогда станут не отдельные классы или народы, а все люди.

Поделиться:

Канал в Telegram




Друзья

Логосклад.ру

© При использовании материалов сайта соблюдение авторства и гиперссылка — обязательны.
© (2003—2017) Павел Родькин

Отдельные публикации могут содержать материалы не предназначенные для пользователей младше 16 лет.

English