Тексты : 2014 : Негативная идентичность как инструмент «антирусского» мира

Украина осуществила иррациональный разрыв с Русским миром, ведущий ее к гибели. Одной из причин этой катастрофы стала навязанная и принятая обществом негативная идентичность «антирусского» мира в форме массовой истерии. Негативная идентичность является инструментом современной геополитики, которым активно пользуется США. Может ли современная Россия противостоять этому гуманитарному и коммуникационному оружию, тем более что именно СССР впервые в полной мере испробовал на себе его разрушающее действие?

Майдан в Киеве

Майдан в Киеве (фото: © ИТАР-ТАСС, Станислав Красильников)

Негативная идентичность: уроки холодной войны

Технология внедрения в общественное сознание негативных идентичностей была использована против СССР, став одним из самых эффективных инструментов разрушения противника изнутри. Советское, а затем и российское общество не могли понять произошедшего, такова была мощность и «незаметность» обработки общества. На самом деле, только сегодня эти процессы обнажают и наглядно демонстрируют, как зеркало, события на Украине, носящие отрезвляющий для российского общества и части элит эффект.

Суть феномена негативной идентичности заключается в принятии обществом (как на персональном, так и на массовом уровне) навязанного извне критического неприятия собственной культуры, истории, социальной системы и государства. Негативная идентичность формирует специфическую и, напротив, некритическую картину мира и позитивного образа внешних сил, создавая иллюзию принадлежности к ним.

Оппозиция собственному обществу реализуется через социальные (классовые), культурные, религиозные, национальные и этнические противоречия в обществе, которые обостряются, а иногда создаются искусственно через массовую негативную идентификацию. И жертва становится добровольным и самым преданным помощником своего убийцы.

Негативная идентичность — вирусная технология внутреннего саморазрушения общества и, как следствие, государства, которая развивается в «менталитетной» сфере, как ее определяет Александр Зиновьев. Технологически менталитетную сферу можно разделить на разработку, аккумулирование и внедрение в сознание людей определенной системы ценностей, вовлечение их в определенные действия, связанные с их мыслями.

Менталитетная сфера формирует отношение людей к политическим и социальным процессам, определяющее их действие или бездействие в переломных ситуациях. Усложнение общества, а затем и скачкообразное развитие сетевых технологий привели к потери государством герметичности менталитетной сферы и монополии над ней.

В последние годы существования СССР негативная идентичность проявила себя через отрицание, высмеивание и неверие в идеологию, ценности и символы страны. С этого момента победа антисоветского мира была предопределена. Но победивший антисоветский мир сразу же превратился в антирусский мир: «целили в коммунизм, а попали в Россию», — по выражению Зиновьева.

Антирусский мир: трагедия Украины

Формирование антирусского мира происходит не в географической, но прежде всего в менталитетной сфере. Несмотря на то что антирусский мир выстраивался на всем постсоветском пространстве, в полной мере этот проект был реализован на Украине, и реализован он был через негативную идентичность.

Конфликт между украинцами и русскими с точки зрения Русского мира — абсурден и немыслим. Украинская идентичность, хотя изначально была антирусской, искусственной и суррогатной (собственно это был австро-венгерский и немецкий проект начала ХХ века), получила новое позитивное развитие в СССР. Советский и Русский мир принял Украину и сделал ее своей частью. Ведь для России, которая может существовать в самых разных формах (империи или федерации), нет проблемы интеграции самых разных этносов, национальностей, культур и религий.

Современная Украина искренне считает себя частью Европы и абстрактного Запада не географически или атрибутивно, а прежде всего ментально. Наивная вера в выдуманный «еврокоммунизм», которая захватила украинское общество, носит иррациональный и некритический характер и подпитывается радикальным противопоставлением России. Даже если идеологической основой и содержанием этого противопоставления становятся последние отбросы человечества наподобие фашистских карателей времен Великой Отечественной войны.

Идентичность современной Украины носит инфантильный и агрессивный характер, в рамках которой украинское общество необратимо теряет способность к трезвому анализу ситуации. Проблема заключается в том, что каково бы ни было могущество виртуальной идентичности «украинства» и обслуживающих ее СМИ, растущие с каждым днем жертвы гражданской войны и надвигающаяся экономическая катастрофа — реальные.

Впрочем, судьба Украины Запад не волнует: Европа рассматривает Украину как рынок сбыта, США — как новый фронт против России. Не понимает этого только украинское общество, которое, приняв негативную идентичность антирусского мира, перестало быть не только политическим или экономическим, но и историческим субъектом.

После Украины: угрозы для России

Историческая судьба Украины предрешена. И здесь со всей остротой встает вопрос: выдержит ли Россия агонию Украины, которой будет сопутствовать усиление давления глобального Запада?

Опасность активизации внутренних менталитетных вирусов сохраняется и в самой России. Ведь менталитетная сфера антирусского мира — не абстрактная категория, она формирует социальную среду (причем среду элитную) и институты, которые заняты внедрением негативных идентичностей внутри социума.

Процесс деградации общества продолжается, хотя несколько ослаб благодаря прививке, которую сделали украинские события. Но понимание социальной реальности и механизмов современного мироустройства остается на низком уровне. Иммунитет перед негативным и манипулятивным информационным воздействием в российском обществе находится, скорее, на инстинктивном уровне.

Идеология превосходства Запада, собственной неправоты, второсортности и нецивилизованности до сих пор продолжает разделяться частью активного общества и вбиваться в головы общества на самых разных уровнях. Критическое мышление общества (особенно у т.н. креативного класса) остается на очень низком уровне, делая его легким объектом манипуляции, что показала попытка «белоленточной» революции 2011—2012 годов. Эту ситуацию самым наглядным образом иллюстрируют сегодня социальные сети.

Чтобы противостоять негативной идентичности, необходимо начать переводить и объяснять политический язык Запада, в котором вещи означают противоположное не только на уровне пропаганды, но и на уровне системного политэкономического, социологического и философского знания (что грозит власти либеральных элит). В противном случае новый сокрушающий удар по Русскому миру и в этот раз будет нанесен не извне, а изнутри самой России.

РИА Новости: Антирусский мир

РИА Новости

7 августа 2014 г.

Материалы по теме:

Украинский кризис и проблемы идентичности
Решающую роль в самоопределении Крыма и окончательном разрешении крымской проблемы, которая представлялась многим экспертам и общественным деятелям чуть ли не в катастрофических красках, — сыграла самоидентификация жителей с одной стороны, и нетерпимость к ней со стороны Киева с другой.

Национальная идентичность: готовы ли мы умирать за свои символы?
Главным, самым существенным и прагматическим вопросом современной национальной идентичности России является: готовы ли мы за нее умереть? Именно в такой предельно жесткой и категоричной постановке вопрос обычно не ставится или всячески обходится социологами и политологами. Вопрос, действительно пугающий, но в другом виде он не имеет смысла.

Украинский «фактор непонимания»
Украина не сможет вернуть «статус-кво» ни 2013 ни 2004 годов. Прежней Украины не будет, как бы не развивались события и кто бы в них не победил в идущей гражданкой войне. И если с украинской властью уже давно все понятно, — отрезанный ломоть истории, то за украинское общество в «новой» Украине еще предстоит побороться.В противном случае катастрофа ожидает не только территорию Украины.

The Anti-Russian World

The formation of the anti-Russian world has been taking place for years in the post-Soviet space, primarily in the sphere of mentality rather than geography, according to Zinoviev Club member Pavel Rodkin.

Having irrationally ruptured relations with the Russian world, Ukraine is moving toward its end. The negative identity of the anti-Russian world, expressed in the form of mass hysteria, was imposed on and accepted by society. It has become one of the reasons for this disaster. The United States is actively using negative identity as an instrument of modern geopolitics. Can modern Russia counter this humanitarian and communication weapon, considering that it was the USSR that fully experienced its destructive impact for the first time?

Negative identity: Lessons of the Cold War

The technology of introducing negative identity into the public consciousness was used against the USSR and became one of the most effective instruments of destroying the enemy from within. Soviet and later Russian society failed to understand what was happening, because this brainwashing was so powerful, and at the same time, inconspicuous. It is only now that this technology has been so vividly revealed by the events in Ukraine, thereby exerting a sobering-up effect on Russian society and part of the elite.

Negative identity means that society (both individuals and en masse) have self-critically renounced their own culture, history, social and government system under the influence of outside forces. Negative identity forms a specific, uncritical perception of the world and a positive image of external forces, as well as an illusion of affiliation with them.

Opposition to one's own society is being developed through social (class), cultural, religious, national and ethnic conflicts, that are being aggravated or created artificially via mass negative identification. As a result, the victim becomes a voluntary and the most loyal assistant of its own murderer.

Negative identity is a virus-based technology of internal self-destruction of society and, as a consequence, of the state, which is being developed in the sphere of mentality, as defined by Alexander Zinoviev. The development, accumulation and introduction of a certain system of values in the public consciousness in the sphere of mentality is followed by the involvement of the public in certain actions based on their ideas.

The sphere of mentality is shaping the public attitude to political and social processes, and determines their action or inaction under certain circumstances. As a result of society's sophistication and the subsequent spasmodic development of network technology, the state was no longer capable of keeping the sphere of mentality hermetically sealed, and lost control over it.

In the last Soviet years, negative identity was manifested in the rejection, derision and disbelief of ideology, as well as national values and symbols. This meant that the victory of the anti-Soviet world was preordained. But the victorious anti-Soviet world instantly turned into the anti-Russian world. "Communism was the target but Russia got the bullet," as Zinoviev put it.

The anti-Russian world: Ukraine's tragedy

The formation of the anti-Russian world has been taking place for years in the post-Soviet space, primarily in the sphere of mentality rather than geography. Although the anti-Russian world was being built in the entire post-Soviet space, this project was fully implemented via negative identity in Ukraine.

The conflict between Ukrainians and Russians is absurd and unthinkable from the perspective of the Russian world. Although initially Ukrainian identity was anti-Russian, artificial and surrogate (in fact it was the project of Austria-Hungary and Germany in the early 20th century), it received new positive development in the USSR. The Soviet and Russian world accepted Ukraine and made it part of the country. Russia, no matter whether it exists as an empire or a federation, has no problem with integrating the most diverse ethnicities, nationalities, cultures and religions.

Contemporary Ukraine sincerely believes it is part of Europe and the abstract West primarily mentally rather than geographically or attributively. The naïve faith in "Euro Communism" that has penetrated Ukrainian society is irrational and uncritical, and is fueled by a radical setoff against Russia, even if this is done with the help of human trash like WWII Nazi punitives.

Ukraine's current identity is both infantile and aggressive. As a result, Ukrainian society is irrevocably losing the ability for realistic analysis of the situation. The problem is that no matter how powerful the virtual Ukrainian identity and its puppet media may be, the growing human toll of the civil war and the imminent economic disaster are real.

But the West is not worried about Ukraine's destiny: Europe views it as a market, while for the United States it represents a new front against Russia. Only Ukrainian society fails to understand this: having accepted the negative identity of the anti-Russian world, Ukraine has ceased being a political, economic or historical entity.

After Ukraine: Challenges for Russia

Ukraine's historical destiny is predetermined. Now the most urgent issue is whether Russia will survive Ukraine's agony, which will be accompanied by global Western pressure.

The threat of a virus of domestic mentality exists in Russia as well. The anti-Russian world's sphere of mentality is not an abstract notion. It is shaping the social environment (primarily among the elite) and institutes that are introducing a negative identity inside the country.

The degradation of society continues although it has been somewhat weakened by the inoculation of the Ukrainian events. However, the understanding of the social reality and mechanisms of the modern world arrangement remains low. The immunity to negative and manipulative information influence is sooner instinctive in Russian society.

The ideology of Western supremacy and one's own wrongness, second-rate importance and uncivilized character is still shared by a part of active society and is being pumped into the minds of society at the most different levels. Society's critical mentality (especially among the so-called creative class) remains at a very low level, making it an easy target of manipulation, as the White Ribbon Revolution showed in 2011-2012. Social media vividly demonstrate this fact.

To counter negative identity it is essential to start interpreting and explaining the West's political language to the public in large. In this language, words have the opposite meanings, not only at the level of propaganda but also at the level of systemic, economic-political, sociological and philosophical knowledge (which threatens the power of the liberal elite). Otherwise, a new devastating blow will be dealt to Russia again, this time from within.

Zinoviev Club: The Anti-Russian World

Поделиться:

Канал в Telegram

Друзья

Логосклад.ру

© При использовании материалов сайта соблюдение авторства и гиперссылка — обязательны.
© (2003—2017) Павел Родькин

English

Отдельные публикации могут содержать материалы не предназначенные для пользователей младше 16 лет.