Тексты  2014  Что мешает ответить на вопрос: зачем нам капитализм?

Кажется, простой вопрос: зачем нам капитализм? Однако, ответ на него вызывает массу сложностей, которые носят не только научный и теоретический характер. Начнем с того, что сама постановка такого вопроса и сомнение в существующей политэкономической системе в современном обществе исключается. На это работает отлаженная экспертно-пропагандистская машина, формирующая определенную картину мира, главным выражением которой являются не только тиражируемые идеологические банальности и штампы, а элементарная невозможность мыслить в альтернативных категориях. Нам говорят: живи как есть («живи настоящим»), ни о чем не спрашивай, не в чем не сомневайся… Отсюда рождается искреннее недоумение: а разве может быть как-то иначе?

пирамида капитализма

Пирамида капитализма, 1911 г.

Вопрос при этом не является абстрактным или умозрительным, ведь любая экономическая и социальная система, вне зависимости от своей формы, или отвечает нашим жизненным интересам или же им противоречит. Но даже если мы осознаем необходимость постановки такого вопроса, и если он не будет осмеян массмедиа, ответить на него будет все равно невозможно.

И здесь возникает главная проблема ложной социальной идентичности. То есть ситуации, когда подчиненное большинство отождествляет и ассоциирует себя не с собственными интересами, а, например, с интересами капитала и вполне искреннее поддерживает угнетающую его систему, виртуально причисляя себя как бы к ее бенефициарам. Часто большинство довольствуется тем, что считает себя стоящим выше «бедных», «быдла», «люмпенов» и т.д. Определение социальной идентичности, поэтому, необходимо воспринимать предельно прагматически.

Интересно отметить, что «Википедия» расшифровывает идентичность гораздо честнее других сетевых энциклопедий и словарей: «идентичность (англ. Identity) — свойство психики человека в концентрированном виде выражать для него то, как он представляет себе свою принадлежность к различным социальным, национальным, профессиональным, языковым, политическим, религиозным, расовым и другим группам или иным общностям, или отождествление себя с тем или иным человеком, как воплощением присущих этим группам или общностям свойств». В реальности же получается, что люди живут «не своими жизнями» и чужими интересами. Конечно, неизбежно возникает несоответствие реальности, которое всегда было одним из главных предметов исследования всех великих антиутопий ХХ века, но сегодня оно очень эффективно нейтрализуется гуманитарными и коммуникационными технологиями.

Возьмем другой пример. После статьи «Политэкономия будущего: почему в ней нет места маркетингу и брендингу» некоторые маркетологи заговорили о «правильном маркетинге», который в отличие от «псевдомаркетинга» ориентируется исключительно на удовлетворение реальных потребностей людей. Вот только в чем эти интересы заключаются — умалчивается. Потому что без понимания реальных интересов и потребностей общества ответить на этот вопрос объективно затруднительно.

Действительно, что считать благом? Общество потребления, например, дает множество материальных благ, при этом девальвируя базовые потребности: доступное образование, медицину, жилье. Но потребительские блага по сравнению с фундаментальными ценностями в массовом сознании занимают явно первое место. Аргументы за капитализм российского наемного работника, который так любит возмущаться излишним патернализмом государства, отсутствием конкуренции, неправильной стимуляций труда и образования и т.д., будет несильно отличаться от эйфории начала 90-х. Потому что все, кто исповедует подобные взгляды, относят себя к «среднему классу», элите, капиталу, не ассоциируя себя с угнетенным классом и с бедными.

Не случайно, ложные идентичности являются важнейшим идеологическим инструментом общества потребления. Тот же маркетинг и брендинг уже давно работают не только с товаром, а непосредственно с человеком, формируя и навязывая ему представления о самом себе. На более глобальном уровне потребление формирует социальную идентичность целых классов, но только в виде «товара» выступает ценность самой системы. Поэтому, чтобы адекватно ответить на вопрос — справедлива ли система, необходимо попытаться избавится от информационных фильтров и ложных социальных образов, «брендов» и целей существования.

Таким образом, без возвращения классового сознания ответить на вопрос: зачем нам капитализм — невозможно. Термина «классовое сознание» не следует бояться, потому что играющий с безоружной жертвой капитал воспринимает общество именно в рамках классового сознания.

В современном российском обществе, в отличие от западного, классовое сознание атрофировано, вернее его просто нет. Подобная атрофия началась еще в СССР, но по иным причинам: большинство было социально защищено, осознавать и тем более бороться за свои интересы (как в буржуазной капиталистической системе) не требовалось. Теперь же без нового классового сознания не выжить. Но для этого необходимо понимать к какому классу общества каждый из нас относится и что нам, выражаясь языком капитализма, — выгодно.

Родькин П. Социальная контрэволюция // Зиновьев. 2014. №1(7). С. 39—41.

 Скачать статью в PDF

28 апреля 2014 г.

Материалы по теме:

Политэкономия будущего: почему в ней нет места маркетингу и брендингу
Маркетинг и брендинг — это спекулятивные инструменты социально-экономической эксплуатации, выжимания сверхприбыли и поддержания сверхпотребления через перманентное повышение добавочной стоимости ...

«Рабство 2.0» — контрэволюция социальной структуры человечества
В новой структуре будут разрушены все различия и дифференциации (создававшие до сих пор относительную независимость отдельных общественных групп) через «аннулирование» их социальных статусов. Таким образом, осуществится фундаментальный поворот назад, к рабству или, выражаясь современным языком, «рабству 2.0», распространяющемуся на всю планету ...

Работа: о наивном сопротивлении системе и сомнении в социальной реальности
Рецензия на книгу «Работа (Капитализм. Экономика. Сопротивление)» (CrimethInc. Ex-Workers’ Collective, 2013) ...

Экономика тотального недоверия
В мире многократно усилился тотальный контроль над рабочим процессом и его результатами. Теперь практически в каждом сервисе существует служба контроля качества, над работниками выстраивается целая цепочка контролирующих менеджеров и руководителей, совершенствуются технологии корпоративной слежки за сотрудниками. В чем заключается реальная причина подобного контроля и недоверия? ...

Поделиться:



Друзья

Логосклад.ру

© Любое использование материалов без согласия автора не допускается.
При использовании материалов сайта соблюдение авторства и ссылка на prdesign.ru — обязательны.
© (2003—2016) Павел Родькин

English