Тексты : 2013 : Хипстерофобия — власть теряет контроль над созданным ею виртуальным классом

Нет более аморфного, но вместе с тем разрекламированного явления, чем хипстеры. Хипстеры (от англ. «to be hip», «быть в теме») — одна из актуальных городских субкультур без внятного идеологического и смыслового содержания, чем они в значительной степени отличаются от предшествующих субкультур наподобие битников или хиппи. Самым определенным у хипстеров являются модные атрибуции и внешний вид. Впрочем, их явно недостаточно для анализа данного феномена, не помогут и оригинальная этимология и практика хипстерства.

хипстеры

Иллюстрация: Павел Пахомов © Московские новости

В России хипстеры являются не только одним из субкультурных течений, но, на самом деле, целым «поколением». Хипстеры — первое «расслабленное», обесточенное, как разряженный аккумулятор, поколение, которое должно было появиться после всех пережитых страной в новейшей истории потрясений, революций и войн. При этом хипстеры непосредственно даже не переживали эти исторические и социальные катаклизмы и не замечают их.

Хипстеры — молодые люди, которые хотят наслаждаться жизнью и потреблением, следуя и разбираясь в самых последних тенденциях моды, в вещах, аксессуарах и гаджетах. По сути, городские бездельники. Хипстеры — феномен досуга как предпосылки все нашей цивилизации и культуры, которая всегда была привилегией аристократии, начиная с античных времен. Хипстеры — наши Обломовы и Онегины.

Пожалуй, идеальным назначением и функцией хипстеров является то, что можно назвать «креативным потреблением», — системой, «заставляющей» общество самому формировать новые потребности, чтобы стимулировать и интенсифицировать потребление, и в которой дизайн производства превращается в дизайн потребления. В условиях, когда пассивное потребительское большинство не в состоянии сформулировать новые потребности, креативный класс, в который в российской интерпретации попадают и хипстеры, становится незаурядным потребителем. Если от основной массы требуются объемы приобретения, то от креативного класса в системе креативного потребления — способность придумывать и расширять способы и варианты потребления.

Впрочем, структура потребления и российской экономики в целом делает все креативное не нужным. Креативная экономика вытеснена на периферию и находится уже под идеологическим подозрением, став побочным явлением общественной жизни. Таким же «побочным продуктом» являются и хипстеры. Но они смогли сформироваться и выделиться визуально, тем самым попав в поле зрения и политических сил и экономических интересов.

В отличие от политического класса, который не может взять под контроль непонятное ему явление, глобальный маркетинг не испытывает проблем с пониманием языка хипстеров (как впрочем и любых других субкультур), несмотря на всю их содержательную неопределенность и аморфность. Даже в России вокруг хипстеров выстроился неплохой бизнес, а сами они стали частью городской экономики (магазины, рестораны, культурные площадки, мероприятия и т.д.). Преобразование городской среды Москвы последнего времени с ее «временной архитектурой» негласно ориентировалось на времяпрепровождение хипстеров.

Но попытки включения хипстеров в политический дискурс до сих пор терпели крах. Оппозиция в этом отношении, конечно, продвинулась больше чем власть, но преувеличивать политическую вовлеченность самих хипстеров не стоит, «протест» которых является скорее эстетическим. Именно поэтому конфликт между хипстерами и государством неизбежен: несмотря на предельную аполитичность хипстеров, они все больше раздражают власть, да и у немалой части общества отношение к хипстерам не намного лучше.

Ни государство, ни общество больше не хотят поощрять или прощать идеологический и социальный «нейтралитет». Хипстеры выпадают из политтехнологического пространства нагнетаемого социального, политического и культурного конфликта, они не пригодны для мобилизации.

Еще недавно хипстеры были нужны политической элите: они соответствовали парадигме стабильности. Но ситуация изменилась. В новый «суровый стиль» с его неприятием всего западного и «чуждого» хипстеры не вписываются. Наполнению же хипстеров содержанием государству мешает форма, а утрата контроля над формой мгновенно «криминализует» содержание, с советских времен в данном случае ничего не изменилось. Реальную опасность представляет развитие ситуации, когда хипстерам, вульгарно воспринимаемых властью в качестве «пятой колонны», не дадут сойти со сцены естественным путем в рамках циклов моды, а начнут с ними бороться по политическим или эстетическим причинам.

Хипстер, как и «креакл» в политическом и общественном дискурсе — имена все более нарицательные. Сегодня очевидно, что хипстерство — это скрытая форма внутренней эмиграции «в себя». А так как эмиграция в России — это в первую очередь продукт власти, то и хипстеры — порождение правящего класса. А потому и ответственность за судьбу «бездельников», производящих потребление должна полностью лежать на тех, кто их выпестовал.

Московские Новости: Хипстерофобия. Власть теряет контроль над созданным ею виртуальным классом

Московские Новости

24 октября 2013 г.

Материалы по теме:

Cпор о креативном классе. Рождение нового социального бренда
В России ведется ожесточенный спор о том, кто именно входит в креативный класс: хипстеры, дизайнеры, журналисты, писатели, офисные работники или ученые, врачи, учителя, работники культуры, инженеры и т.д.? Вызван этот спор, правда, не стремлением понять общество, в котором мы живем, а известной политической конъюнктурой, но даже такая постановка вопроса вскрывает ряд существенных проблем.

Поделиться:

Канал в Telegram

Друзья

Логосклад.ру

© При использовании материалов сайта соблюдение авторства и гиперссылка — обязательны.
© (2003—2017) Павел Родькин

Отдельные публикации могут содержать материалы не предназначенные для пользователей младше 16 лет.